ОУНБ Ім.Д.І.ЧижевськогоПРОЕКТ   ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА

[ Попередня | Home | Наступна ]

Виталий ПОСТОЛАТИЙ

От Полуботка до Ильина

("Украина-Центр", 1994 р., №№ 4, 6, 7, 10)

В декабре на одном из западных аукционов была продана Библия Ивана Федорова за полмиллиона долларов. В связи с этим в Москве провели ревизию наличных в пределах бывшего Союза экземпляров известных Библий первопечатника. Кто-то вспомнил и о кировоградском пенсионере. Ведь Александра Борисовича знали не только в научных и музейных кругах. Он был вхож к высшему руководству православной церкви...

Скромный электрик был известен знающим людям и в Кировограде. Сразу после смерти коллекционера (22 октября) руководители научной областной библиотеки имени Чижевского, областного краеведческого музея, а также народный депутат Украины Владимир Панченко обратились (1 ноября) к представителю Президента в области Николаю Сухомлину с письмом по поводу будущего коллекции Ильина. В тот же день Сухомлин дал соответствующие распоряжения ряду должностных лиц, но...

Ситуация оказалась нештатной, и некоторые чиновники сочли наилучшим эти голоса вообще не услышать, а указание сверху проигнорировать. Коллекцией уже заинтересовались некоторые околокоммерческие структуры. Одному их тех, кто посмел вслух заговорить о коллекции, пригрозили физической расправой. А некоторые книги Ильина уже появились в букинистических магазинах, и областной библиотеке пришлось срочно искать спонсоров, чтобы закупить их...

Была ли продана на аукционе Библия из собраний Ильина или это счастливое совпадение, говорить не приходится. Это из области догадок и фантазий.

Но это событие, а также настойчивость областной библиотеки и музея, поддержка со стороны первого заместителя главы облгосадми-нистрации Валерия Репало, в конце концов, спустя два месяца после первых обращений в администрацию, сдвинули камень с мертвой точки.

Решением суда из наследия Ильина изъято около полумиллиона предметов. Это по количеству в семь раз больше, чем в областном краеведческом музее. О качественном сравнении говорить не приходится. Несопоставимо! Распоряжением представителя Президента в области Н. Сухомлина 17 января 1994 года создана научно-консультативная комиссия по решению вопросов, связанных с коллекцией Ильина. Основная задача комиссии — каталогизация и оценка предметов коллекции, разработка рекомендаций относительно ее дальнейшей судьбы. Положение о комиссии предусматривает коллегиальность работы рабочих групп, описывающих коллекцию, и строгое ведение документации. Поэтому при полном соблюдении положения о комиссии утечка коллекционного материала при его обработке исключается.

Однако, если автобусные талоны номерные, то бланки, с которыми работает комиссия, не очень строгой отчетности.

Да и гласности в работе комиссии недостаточно. Думаю, по этим и другим вопросам ее руководители могли бы провести пресс-конференцию. Есть необходимость и в издании каталога коллекции Ильина.

Об этом стоит сказать, так как многие вещи к Ильину как раз и попали... из музеев и библиотек. Но это тема отдельного разговора.

Сейчас решается вопрос об изыскании на первичные нужды комиссии нескольких десятков миллионов купонов. Хотя это капля в море потребностей. Многие старинные вещи, книги, рукописи поражены шашелем, грибковыми болезнями. Нужны огромные деньги и умелые руки только для того, чтобы остановить их разрушение. Еще большие суммы необходимы для реставрационных работ. Но вопрос осложняется тем, что уникальная коллекция в настоящее время по сути бесхозная.

Голос комиссии о будущем коллекции всего лишь совещательный. Кроме того, и рекомендации комиссии о судьбе наследия Ильина пока нет. Так что окончательное решение может принять или же Кабинет Министров Украины, или же суд. Уникальное собрание, конечно же, может вернуться к родственникам Ильина. Но это маловероятно.

***

А теперь продолжим разговор о коллекции собственно.

Книги должны быть доступны для прочтения. Произведениям искусства место в музеях и галереях. Именно этим руководствовались инициаторы изъятия коллекции Ильина. Собрание такого ранга может поставить Кировоград в научном отношении в один ряд с Киевом, Львовом, Одессой, Харьковом, Днепропетровском. Библиотека Ильина может стать подспорьем для создания в Кировограде одного из лучших гуманитарных университетов Украины. Так что как раз время подумать о создании финансового фонда по ее реставрации. Если мы хотим, чтобы дети и внуки, не выезжая из города, получали должное образование, на спасение коллекции стоит раскошелиться. У государства, по известным причинам, денег нет. Но Елисаветград всегда славился меценатами. Это миллионер Лазарь Бродский, на чьи деньги построена Златопольская гимназия, семья Бракер, которая поддерживала лучших выпускников реального училища, Пашутин и многие другие. По большому счету первый елисаветградский трамвай построили тоже меценаты. Пора открыть и обнародовать банковский счет фонда спасения библиотеки Ильина. Но это все в будущем. А сейчас... Опись продолжается, и нас ждет еще немало открытий и находок, хотя сегодня уже кое о чем можно сказать.

Кроме книг, Ильину удалось собрать уникальные произведения искусства: картины, например, французских художников XVIII века, портрет Екатерины II кисти Д. Левицкого. Одна из крупнейших знатоков творчества Левицкого Н.М. Гершензон-Чегодаева писала в 1964 году: “В настоящее время судьба большинства из этих портретов (Екатерины II — В.П.) неизвестна”. Что ж, кировоградская находка, возможно, кое-что проясняет. Кстати, о стоимости наследия Ильина. За два портрета Екатерины II казна отвалила Левицкому в 1773 году тысячу рублей золотом. В то время царский червонец содержал 13,09 грамма золота Ч16 пробы, или 12 грамм чистого.

Коллекция Ильина — это не только живопись, это иконы, гравюры, скульптуры, старинная бронза и мебель, китайский фарфор, другая старинная посуда, старинное оружие, самовары, даже каменные топоры. Для опечатывания всего этого понадобилось около пятисот больших мешков. В день описывают не более десяти. Так что сколько тайн там может оказаться? Например, распломбировали один из мешков и среди прочего обнаружили первое издание “Кобзаря” Тараса Шевченко 1840 года. Тираж — менее тысячи экземпляров, известных сегодня — не больше десятка. Сколько было радости. Но увы. Если верить заявлению племянников Ильина — это муляж, или попросту — подделка.

***

Тема коллекции Ильина — одна из центральных в кулуарных беседах, на встречах коллекционеров в ДК Компанийца, хотя сам Александр Борисович на них не бывал. Не его это уровень. Однако многие старые коллекционеры его знали, иногда общались, помнят, подчас рассказывают какие-то интересные детали, штрихи к портрету. Но когда спрашиваю, можно ли на них сослаться в газете, делают круглые глаза... Боятся? Кого? Пока что единственный, кто не пожелал остаться неизвестным и дал согласие на эксклюзивное интервью — председатель правления городского клуба коллекционеров Евгений САВЧЕНКО.

— Ильина знал давно. Многому научился. Мастер великолепный, — рассказывает Савченко, — любую вещь из любого материала мог довести до ума. А если уже возьмется за какую-то старую книгу... Между прочим, у него была на реставрации и пара моих книг "Мифы классической древности" 1861 года издания Штоля и Евангелие XVIII века. Где они? У кого сейчас их требовать? Реставрировал он вещи и других людей...

Всегда поражала эрудиция Ильина. Он был ходячей энциклопедией. Думаю, заткнул бы за пояс любого из наших доцентов-докторов в вопросах истории, литературы, религии, искусства.

Сейчас говорят о криминальном привкусе его коллекции. Однако, зная его, в это не поверю. В старые времена на коллекционеров время от времени устраивали охоту. Отлавливали. Приписывали скупку и продажу благородных металлов, что было монополией государства. Хотя коллекционеры платили за изделие гораздо больше скупки и музеев.

— Как объяснить происхождение клейм на книгах, посуде?

— Некоторые из музейных реликвий могли стать бесхозными в годы войны. А что касается книг, то где книги из шести старых елисаветградских библиотек и девяти книгохранилищ, библиотек гимназий и училищ, церквей, дворянских домов и поместий? Сначала все это экспроприировали, потом списывали и уничтожали. В областной библиотеке не то что старых книг, но даже времен сталинщины, оттепели, застоя найти сложно. Многое попадало Ильину именно из списанного, из макулатуры. Не думаю, что хотя бы одна из вывезенных его вещей или книг была в розыске. Так что спасал он книги или гробил — вопрос спорный.

— Многое осталось. В библиотеке имеется зал редкой книги...

— Это остатки былой роскоши, свезенные со всей области... Я бывал в доме Ильина. Условий для хранения коллекции там не было. А в музее? Бывшие директора и работники этот музей разворовывали, как могли. Где есть площади, чтобы разместить собранное Ильиным? Разговор должен идти о многих сотнях квадратных метров. Потому может и Киев захотеть взять часть коллекции. Уж если коллекция изъята, то пусть находится в Кировограде. Кроме того, почему племянники Ильина отстранены от составления описи ёё? Почему ни один человек из городского клуба коллекционеров не попал в эту комиссию? Некоторые из нас наощупь могут отличить подделку от подлинника, раритет от ширпотреба. Зачем нужна эта таинственность при описывании вывезенного, эта кулуарность? А кому нужен был хаос во время изъятия коллекции? Ведь люди не знают, что у них вывезли, сколько мешков. А для некоторых ценных вещей из золота и серебра вполне хватило бы и кармана...

Старый юридический афоризм гласит: всякое правовое определение опасно. С одной стороны, разворовано государство, но нет законов, чтобы виновных привлекали к ответу. С другой стороны, люди десятки лет живут одной семьей, вместе собирают коллекцию. Присматривают за стариком до смерти. Хоронят его. Потом кто-то приходит, начинает что-то забирать, что-то оставлять и при этом говорят, что спасают бесценное национальное достояние на полном законном основании.

В газетах сообщалось, что коллекция Ильина собиралась тремя поколениями. Официальные исследователи сейчас скрупулезно изучают изъятые документы, письма, пытаются подтвердить или опровергнуть эту версию. Мы изложили ее такой, какой она запечатлелась в семейных преданиях.

Борис Николаевич Ильин, сын рано умершего кустаря, имевшего медно-литейную мастерскую, образование начальное. Возможно, несколько классов гимназии. Наталия Александровича Римская-Корсакова, потомственная дворянка. Окончила Смоленскую Мариинскую гимназию с золотой медалью, знала четыре языка, играла, пела. В 1914 году вступила на экономическое отделение Московского коммерческого института. У меня в руках ее зачетная книжка, студенческий билет.

Революция невозможное сделала возможным. В городе Смоленске был зарегистрирован брак между рабочим и счетоводом Наталией Римской-Корсаковой. Бывшая дворянка стала женой рабочего. Новое пролетарское сословие, переезд к мужу позволили сохранить многие фамильные ценности Римских-Корсаковых, уберечь их от экспроприации и контрибуций.

Молодой токарь, прекрасный механик-самоучка, да еще с женой, с почти высшим экономическим образованием, быстро пошел вверх. Так уж случилось, что его направили восстанавливать какой-то маленький маслозавод в Вязьме. Потом был завод покрупнее в Витебске, потом крупный завод в Одессе. В Витебске в 1933 году многое из фамильного золота, серебра ушло в торгсин за продукты. А книги остались и даже приумножились. Хотя было и обратное движение. Однажды Борис Николаевич раздобыл отрубей. В 1933 году это был деликатес. Наталия выменяла их на прекрасное бельгийское ружье. Борис страстно любил охоту. Немного поголодали, ружье служит до сих пор. Войну пережили в Рыбинске. Трое детей, усыновили еще сирот. Наталия Александровна работала бухгалтером, ухаживала за домом.

И Витебск, и Одесса, и Рыбинск — старинные и богатые города — благодатные для коллекционирования. Предпочтение отдавали книгам.

Ну, а после войны Бориса Николаевича направили в Кировоград строить жиркомбинат. Директор строил завод, а по вечерам ходил разбирать развалины в округе. Ведь самому также надо было строиться... Недостроенный флигель из этого кирпича стоит на усадьбе до сих пор...

Поколение второе — дети.

Александру Борисовичу окончить Московский химико-технологический институт не удалось. Помешала война. Пошел работать электриком на электростанцию. По состоянию здоровья в армию не взяли. Уже после войны окончил Кировоградский машиностроительный техникум. Но за должностями не гонялся. Всю жизнь был электриком в жеке, тресте столовых и ресторанов. Работа для него была не главным. От отца перенял многие секреты литья, чеканки, секреты работы с металлом, прекрасно знал химию, физику, по старинным учебникам освоил переплетное дело, реставрацию книг. Рисовал. Увлекался искусством. Смыслом его жизни были книги, коллекции. Прожил с ней всю жизнь: без жены, без детей.

Младшей дочери Бориса Николаевича, Татьяне, Московский химико-технологический институт окончить удалось. Там познакомилась и вышла замуж за Ивана Ефимовича Подтелкова, который после ранения был направлен в Московскую военно-юридическую академию. Окончил ее с золотой медалью. Служил в Германии, на Дальнем Востоке. Занимал высокие посты, мог занять вообще высшие в ведомстве, но, говорят, были срывы...

Демобилизовался. Работал в суде, адвокатуре, прокуратуре. Татьяна Борисовна просила мужа стать на очередь на жилье, но тот отказался. Был он тогда помощником прокурора нашей области по следствию. Собирательство — болезнь заразительная. Татьяна Борисовна покупала книги, статуэтки, вазочки, серебряные вещи.

Третье поколение. Внуки.

Продолжали собирательство Ирина и Андрей.

Семья Татьяны Борисовны и ее родной брат Александр Борисович Ильин прожили в отцовском доме вместе 40 лет. Ирина и Андрей похоронили родителей, ухаживали за дядей Александром Борисовичем до его смерти 20 октября 1993 года. Он, как указано в свидетельстве о смерти, умер от атеросклероза сосудов головного мозга.

31 декабря 1993 года судья Кировского нарсуда Владимир Иванович Ярошенко принял решение о наложении ареста и изъятии бесхозного имущества, того, что именуется коллекцией Ильина и предварительно оценивается в несколько миллионов долларов.

21 февраля 1994 года прокурор города Вячеслав Павлович Пилипенко рекомендовал Андрею Ивановичу написать заявление, что он не возражает против проведения эксгумации тела Ильина и проведения экспертизы по поводу установления причины смерти.

Как говорит Андрей Иванович, изымавшая сторона подозревает его и сестру в убийстве старика. Племянники, мол, не могут претендовать на имущество покойного, так как не являются его прямыми родственниками. Но прокурор не может разрыть могилу Ильина без их согласия, как родственников. Даже если их кто-то подозревает в его смерти. Говорят, таков закон.

Суждения, высказанные в публикациях — это частный взгляд автора. (Прим. редакцїї "Украина-центр").


Голові Національної комісії
з питань повернення в Україну культурних цінностей
при Кабінеті Міністрів України

Федоруку О. К.

Вельмишановний Олександре Касяновичу!

Науково-консультативна комісія по вирішенню питань, пов'язаних з колекцією О. Б. Ільїна, висловлює Вам та очолюваній Вами Національній комісії щиру подяку за організацію консультативної допомоги. Експерти, що приїздили до нас з різних установ Києва, разом з нашими фахівцями розпочали науковий опис і оцінку колекції. Проте кожен новий день роботи додає проблем, які самотужки вирішити складно. Основна з них це проблема юридична. Для її розв'язання нам потрібен юрист-консультант високого професійного рівня. Тут без Вашої допомоги ми не обійдемось. Крім того, маємо на сьогодні потребу ще й в експертах по рукописах та рукописній книзі, східному мистецтву і європейському та російському образотворчому мистецтву ХVІІІ-ХІХ ст.

Сподіваюсь, що ці проблеми нам легше буде подолати, якщо Ви особисто або члени Національної комісії та представники Міністерства культури відвідаєте Кіровоград для ознайомлення з колекцією О. Б. Ільїна. Прошу лише попередити мене про це заздалегідь.

З найкращими побажаннями.

Голова комісії, перший заступник

глави облдержадміністрації Репало В. М. 18.0 3.94.

 


Ірина ЛУКОМСЬКА

Хто успадкує унікальну кіровоградську колекцію?

("Вечірній Київ", 1994 р., 2 лютого)

Походження колекції Ільїна викликає чимало запитань. Ймовірно, частина її була сформована в роки війни (скажімо, з трофеїв), частина (як сокири кам'яного періоду) потрапила з громадських музеїв.

Арешт на майно померлого був накладений після того, як в букіністичних магазинах з'явилися книги, котрі, як відомо було в місті, належали Ільїну. Вірогідно, що до того, як колекцію взяли під охорону, вона позбулася й деяких інших коштовностей, якщо на книгах Ільїна стояв його герб, то, скажімо, на діамантах чи виробах із золота поміток не було. Опису ж свого зібрання Ільїн не робив. Тому основним завданням комісії буде розібрати й описати зібрання Ільїна, а також атрибутувати (тобто з'ясувати правдивість) предметів старовини. Все це дасть змогу уявити обсяги коштів, необхідних для консервації та реставрування окремих речей унікального зібрання.

Щодо прецедентів, то аналоги до особи Ільїна в різні часи в різних країнах були — траплялися такі люди в Англії, Франції... Це тип бібліомана та бібліофіла (Ільїн дуже багато читав) вищого гатунку. І вже традиційно, що після смерті таких людей "завали" накопичених ними цінностей розбирала держава: вона ж зберігала і раритети, і саму пам'ять про збирачів.

Припускають, що питання про належність колекції буде вирішене не раніше, як за рік — у разі, коли претензії на колекцію висунуть родичі. Однак навіть коли суд винесе рішення на користь родичів Ільїна, все одно держава виступатиме гарантом збереження цінностей. Вона проведе каталогізацію й реєстрацію колекції, і в разі, якщо її власники матимуть намір продати якісь речі з неї, то покупцем номер один тут є держава. Крім того, щоб стати власником спадщини, спадкоємцям доведеться сплатити солідне мито.

Подібних ситуацій у сучасній практиці ще не було. І тому як не закінчилася б ця історія, вона матиме силу прецеденту.

І останнє. У Кіровограді побоюються, що казкові цінності колекції Ільїна уже привернули увагу Києва, і столиця докладе всіх зусиль до того, щоб змусити провінцію поступитися ними. Але поки що такі побоювання нам видаються безпідставними: на початку минулого тижня наші спроби дістати хоч якусь інформацію про колекцію в Міністерстві культури закінчилися нічим; судячи з усього, там ще й не чули про існування цієї безпрецедентної для України приватної колекції. 



[ Попередня | Home | Наступна ]

© ОУНБ Кіровоград - 2000