[HOME]
ОУНБ Кіровоград
DC.Metadata

[ HOME ]
Фон История Малой России

Фон

<<< Назад | Вперед >>>


XLI.

Письма Гетмана Мазепы к Государю.
а.
Божиею милостию Пресветлейшему и Державнейшему Великому Государю, Царю и Великому Князю Петру Алексеевичу, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцу, и проч. и проч. и проч.
Иван Мазепа, Гетман и Кавалер с войском Вашего Царского Величества Запорожским, доверг себе пред Пресветлым Вашего Царского Пресветлого Величества Маестатом, у стопи ног Монарших смиренно челом бию. Хотяб мне, ради глубокой старости и обстоимых отвсюду болезней и печалей, приближающемуся до врат смертных, не надлежало так ревностно испразднения чести моей жалети и Ваше Царское Величество, Всемилостивейшего моего Государя, публичным общей Государственной пользы военными делами, под сее время отягощенного, турбовати, обаче желая того усердно всеми моими внутренними и внешними силами, паче нежели временного щастия и самого житиа, дабы и по смерти моей не осталося в устах людских мерзкая, проклятого зменнического имени о мне память, но да буду образ непоколебимой моей к Вашему Царскому Величеству верности и прочиим уряду Гетманского, по воли Вашего Царского Величества, наследником, дерзаю приступать ко Престолу благодати Вашего Царского Величества на истинне и правде утверждающегося, пред которым с горькими моими слезами покорне доземным поклонением до стоп Монарших Вашего Царского Величества болезненную мою главу преклонше, многопечальным сердцем жалюся Вашему Царскому Величеству на мое крайнее нещастие, что от начала клопотливого уряду моего Гетманского, даже досели враждебных моих ненавестников плевосиательная злоба не прекращается и не изчезает, но паки возрастает и обновляется; ибо сим временем получил з-Полтавы подлинную ведомость, что житель тамошний Полтавский, человек худородный з-Жида перехрист, прозываемый Петро Яценко, имеючий там в Полтаве дом свой, жену и дети, а в Ахтирском полку промыслами по обыкновению Жидовском, арендовыми упражняючийся, не сам собою, но откогось с здешных реименту моего людей намовленный, наущеный, наученый и до царствующего града Москвы зново изобретатенными якимись лжами и клеветами выправленный, подал там неякуюсь на меня, за рукою своею, все лжи превосходящую сказку: будто я Вашему Царскому Величеству неверен; и не довлело моих ненавистником единого плевосиателя и лжетворца ко утверждению своея лжи, но и другого якогось чернца незаконника, но беззаконника тудаж до царствующего Великого града Москвы, еще наперед того перехреста послали , который там прежде о моей чести неистовые слова говорил, желая славу мою в персть вселити, а потом видя, что его плутовству всяк посмевается, по научению врагов моих, инное зломислное изобрел на меня ухищрение, и подал таковую де скаску якойсь моейку Вашему Царскому Величеству будто неверности; аще убо тоя враждующих и клевещущих на мя вещь смеху паче, нежели вероятию достойна, убо аз, яко блаженныя и вечно достойниа памяти Отцу Вашего Царского Величества, Великому Государю, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, и блаженныя памяти Брату Вашего Царского Величества, Великому Государю, Царю и Великому Князю Феодору Алексеевичу, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцем, тако и Вашему Царскому Величеству, щастливе нам государствующему Монарсе, непорочную и непреткновенную подданскую мою верность соблюдая, не поколебался многими прелестями, никогда-же, и аки Богу Помазанником его вправду работал, служил, и ныне верне и радительне служу, и до кончины житиа моего, дондеже не прикриет мя сень смертная служити должен; но да не умножаются впредь таковые плевелы, исторгнениа достойные, а верных Вашего Царского Величества слуг и подданных, аки благое семя, повреждающие, паче же да явится тых моих клеветников зломыслных ложь, а моя правда и верная к Вашему Царскому Величеству служба, в которой чрез тридесять лет и осм пребывая непозыблемо, желаю, не щадя житыя и здоровья своего, за достоинство Вашего Царского Величества, непорочне и умрети. Посылаю до Вашего Царского Величества Полковника Стародубовского Ивана Скоропадского, Судию Полкового Страдубовского-ж Ивана Романовского, Судию полкового Переясловского Ивана Карла, Канцеляриста войскового Данила Болбота, и ищу себе у премилосердных Вашего Царского Величества стоп Моиарииих з-тых моих лжеклеветников перехриста Полтавскаго Петра Ященка и чернца неякогось на Москве пребывающих, правосудной управы, и со слезами прошу Вашего Царского Величества о такое милостивое призрение, дабы Вы, Великий Государь, Ваше Царское Величество, повелили о таковых на мене лживых наносах и клеветах в Киеве Воеводе Своему Князю Дмитрию Михайловичу Голицыну, или иному, кому Вы, Великий Государь, Ваше Царское Величество, Сами поволите, праведно розыскать и к тому розыску с Москвы помянутых клеветников до Киева прислать, так яко и прежде сего, по челобитью моему, изволили Вы, Великий Государь, Ваше Царское Величество, мене верного своего подданного милостиво пожаловать и повелили прислать до Батурина на суд подобного сим лжеизобритателя чернца Соломанка, клеветавшаго также, з-научения врагов моих, на мя неправду; а не иной ради вины прошу у Вашего Царского Величества о розыске и о суде и о святую справедливость з-тых лживцев Петра Яценка перехриста, жителя Полтавского и чернца, токмо для того, что меют быть здесь внутрь в регименте моем, тыи враждующие на мя люде, которые, завидя мне премилосердной Вашего Царского Величества милости и желая довлетворне удовольствовать свое властолюбие, на тую их лжу и клевету наустили, научили, наставили и до царствующего великого града Москвы выправили. О такую убо благопризретельную Вашего Царского Величества милость многократно с доземным поклонением и с горькими в скорбе моей слезами прося Его высодержавную десницу, правосудие содержащую и управляющую, покорне лобызаю.
3-Хвастова, Февруариа 24, року 1708.
Ь.
Божиею милостию Пресветлейшему и Державнейшему Великому Государю, Царю и Великому Князю Петру Алексеевичу, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцу, и проч. и проч. и проч.
Иван Мазепа, Гетман и Кавалер, з-войском Вашего Царского Величества, поверг себе пред Пресветлейшим Вашего Царского Пресветлого Величества Маестатом у стопи ног Монарших смиренно челом бию. Душею и сердцем в печале моей обрадовахся, когда от Вашего Царского Величества, Всемилостивейшего моего Государя, в собственной препочтеннейшей Его Грамоте, милостивое получих слово, обнадеживаючое, мене, верного Своего подданного, что Ваше Царское Величество тые, все враждебные наветы вменяешь во лжу и клевету. За якое премилосердное Вашего Царского Величества призрение, благосердствующее о мне, повергая себе под Монаршие Вашего Царского Величества стопы и оные лобызая, покорне благодарствую с обещанием Евангельским непоколебимой моей ку Вашему Царскому Величеству верности подданской, которую до кочины жития моего, хотя и краткого, неврежденно сохраню. А врагов тых, клевещущих на мя неправду, всячески, при помощи Вышнего, потщуся в руки взять, с которыми тако послуплю, яко мене Указ Вашего Царского Величества наставляет.
От 9 Марта, 1708 года.
с.
Божиею милостию Пресветлейшему и Державнейшему Великому Государю, Царю и Великому Князю Петру Алексеевичу, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцу, и прочая Иван Мазепа, Гетман и Кавалер з-войском Вашего Царского Пресветлого Величества Запорожским, пад до лица земли пред Пресветлым Вашего Царского Величества Престолом, у стопы ног Монарших смиренно челом бью: отягощил и обременил мене Ваше Царское Величество Монаршою Своею неизреченною милостию, все в немощном моем теле совершающияся силы превосходящою, а в тяжести и горести многопечальной сердечной вожделенное облегчение и услаждение приносящою, когда первее собственноручне в приватной, потом чрез посланного моего Полковника Стародубовского Скоропадского, а ныне уже в третее чрез нарочного куриера, Подпорутчика Маслова, в двох публичных премощнейших Своих Грамотах Монарших изволили Вы, Великий Государь, Наше Царское Величество, обнадежить и утвердить мене, верного Своего подданного в непременном Своем благосердом Монарщом призрению и непреборимой всякими вражиими наветы претенции, не преклоняя богохранимого Своего сердца ко уверению лжам и клеветам, всезлобным врагов моих исконных Кочубея и Искри языком и злоковарственными вымыслами соплетенными, которыми они тщались славу и честь мою в персть вселити и непорочную верность помрачити. Отягощен убо толикою неизглаголанною и неописанною Вашего Царского Величества милостию, повергаю себе под победительные Вашего Царского Величества Монаршие стопы, попирающие враги и по стезям правды и оправданий Господних ходящие; благодарствуя же благодарствую Вашему Царскому Величеству и благодарствовати до кончины жития моего не престану, что Ваше Царское Величество, премилосердным своим защищением, не попустил возрадоватися врагов моих о мне. А понеже ныне с праведного розыску, который по Указу Вашего Царского Величества чинен был, показалося явственне, что тыи мои враждебные наветники Кочубей и Искра клеветаша на мя неправду, и в сеть, юже мне сокриша, сами впадоша, уловлены в лже и злобе своей, того ради покорне с доземным моим поклонением о таковую Вашего Царского Пресветлого Величества милость и крайнее милосердствующее о мне Монаршое призрение, прошу, дабы по премощном Вашего Царского Величества Указу и милостивом обнадеживании, тыи мои лжеклеветники Кочубей и Искра были до мене присланы для окончания розыскного дела, и чтоб над ними справедливость такую, якую Вы, Великий Государь, Ваше Царское Величество, по Богомудром Своем разсмотрению учинить повелите всенародне в войску совершилася, дабы видя то прочии не дерзали болш неправедных на меня соплетати и вымышляти наносов и наветов; ибо естьли предь таковыи беззаконныи мятежиики дерзнут еще своими лжетворными клеветами внутрный в народе возгнетати огнь, и Пресветлейший Вашего Царского Величества Маестат турбовати, помрачая и поборая мою непоколебимую к Вашему Царскому Величеству верность, то и силы моей взнемощелой весьма старости и непрестанных болезнех столько не станет, чтоб и службу Вашего Царского Величества отправлять и врученные мне ваши Монаршие дела управлять и с ними расправляться. О таковое милосердное Вашего Царского Величества призрение и вторичне и сторичне с лицеземным поклонением прося, Его высокодержавную, суд и правду содержащую, десницу, покорне лобызаю. Писан в замку Белоцерковском, 1708 року, 30 Апреля.

Вашего Царского Величества верноподданный и слуга нижайший
Иван Мазепа, Гетман и Кавалер Вашего Царского Пресветлого Величества войска Запорожского.

XLII.

Письмо Мазепы к Государю.

Божиею милостию Пресветлейшому и Державнйшому Великому Государю, Царю и Великому Князю Петру Алексеевичу, всеа Великия и Малыя и Белыя России Самодержцу, и прочая Иван Мазепа, Гетман и Кавалер з войском Вашего Царского Величества Запорожским поверг себе пред Пресветлейшим Вашего Царского Величества Маестатом, у стопи ног Монарших смиренно челом бию. На праведном мериле высокодержавною Своею десницею содержиш, Ваше Царское Величество, милость и суд, когда правдою себе служащих и верно работающих милуеши и ущедраеши, неправедне-же напаствующих и клевещущих лжу судиши и отмщаеши; и сего ради получил Ваше Царское Величество блаженство, хранящих суд и творящих правду во всяко время, ибо яко Престол Вашего Царского Величества, утверждается на единой правде, тако и дела руку Вашего Царского Величества истинная и суд, и недивно, понеже честь Царева суд любит, воздая комождо по делом. Нетребе мне зде, ко утверждению того, еже пишу, искати многих доводов, видеста бо очи мои , како Ваше Царское Величество, милосердствуя о мне, верном своем подданном, праведным Своим судом смирил клеветником моим Кочубея и Искру, который, по Указу Вашего, Царского Величества, зде в войску всенародне, да и прочии страх имут, и впредь на верных Вашего Царского Величества подданных и слуг не дерзнут клеветати неправды, восприяша по делом своим смертную кончину при Стольнику Вашего Царского Величества и Воеводе втором Смоленском господину Ивану Вельяминову-Зернову, который, по Указу Вашего Царского Величества, в временном себе деле благоразумне, по природном своем искуству, справился. И хотя принуждаем бех милосердием християнским покорне Вашего Царского Величества с доземным челом битием просить над ними моими лжеклеветниками и всенародными возмутительми Кочубеем и Искрою Монаршой Вашего Царского Величества милости, хвалящейся на суде, дабы они от смертной казни могли быть свободны; обаче когда разсудих, что они между многими своими лживыими соплетениями и наветами первую и главную клевету дерзнули написать и язиком льстивым и лживым блядословить, в Превысочайшом Вашего Царского Величества гонаре и здравии, за которое всем нам, под высокою Вашего Царского Величества державою и следчайшим государствованием пребывающим, должно и достойно до последней крове капли стоять и умирать, а не токмо противное что оному (от чего сохрани Боже) чинить и сочинять, но и помыслить страшно, ужасно и душепагубно: того ради намерение мое, милосердствующе о их клеветниках, отставих, паче сам настоятельно судих их быти достойных смерти, за таковое дерзновение, чести Помазанника Божия, Вашего Царского Величества, Монаршой противное. Благодарствую убо при лицеземном моем поклонении, до стоп Вашего Царского Величества низлагаемом с всем войском Запорожским, за святую справедливость, якую с клеветников моих праведным Вашего Царского Величества судом и милостивым ко мне, всему войску Запорожскому и народу Малороссийскому призрением, получих, за которое дондеже мя не прикриет сень смертная, не токмо верне и не порочне Вашему Царскому Величеству служить, но и душу мою за достоинство Маестату Вашего Царского Величества положить готов есмь; ныне же и паки повергая себе под нозе Вашего Царского Величества высодержавную Его десницу, хранящую суд и правду, покорне лобызаю. 3 обозу с под Борщагувки. Июля 16, 1708 году.
Вашего Царского Величества верноподданный и слуга нижайший Иван Мазепа, Гетман и Кавалер, Вашего Царского Пресветлого Вели- чества войска Запорожского.
XLIII.

Надгробная надпись Кочубею и Искре, высеченная на камне, близ дверей входных в трапезу Киевопечерской Лавры.
Кто еси мимо грядый о нас неведущий, Елицы зде естесмо положены сущи, Понеже нам страсть и смерть повеле молчати Сей камень возопиет о нас ти вещати, И за правду и верность к Монарсе нашу, Страдания и смерти испыймо чашу, Злуданьем Мазепы, все вечно правы, Посеченны заставше топором во главы; Почиваем в сем месте Матери Владычне, Подающия всем своим рабом живот вечный.
Року 17, месяца Июля 15 дня, посечены средь обозу войскового, за Белою Церковию на Борщаговце и Ковшевом, благородный Василий Кочубей, Судья Генеральный; Иоанн Искра, Полковник Полтавский. Перевезены же тела их Июля 17 в Киев, и тогож дни в обители Святой Печерской на сем месте погребены.
XLIV.

Письмо к Запорожскому Атаману Константину Гордеенке от Донского Атамана Кондрата Булавина.
Великого Государя, Царя и Великого Князя Петра Алексеевича, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца, Его-же Царского Пресветлого Величества в Запороги Войсковому Атаману Констентину Гардеевичу и всему войску Запорожскому, Атаманом молотцам Донския Атаманы и козаки Войсковой Атаман Контратий Булавин и все войско Донское челом бьют. В нынешнем 1708 году, Маия в 17 день, ведома вам, Атаманом молотцам, всему Запорожскому войску, мы войском Донским чрез сие писание чиним; в прошлом 1707 году совокупилися мы войском Донским и иными реками постояти за дом Пресвятыя Богородицы и за православную християнскую веру и за святыя Апостольския церкви, и о том у нас войском Донским был збор на реке Хапре, чтоб в Нашем войску Донском....... и по иным рекам утвердить по прежнему как.....Козачья обыкновения у дедов и у отцов наших и у нас, а то собрания было для того, что прислан был к нам войску Полковник Князь Юрья Долгоруков для розыску и высолки из наших Козачьих городков новопришлых с Руси всяких чинов людей а с ним были в том розыске из Черкаского наши Старшины Евфрем Петров с товарищи и чинили по нашим козачьим городкам не против Ево, Великого Государя, Указу, не так как повелено, и городки наши многие разорили и пожгли, а нашу братию козаков многих пытали и кнутом били и носы и губы резали напрасно, и жон и детей брали на постели насильно и чинили над ними и всякое ругательство, а детей наших младенцов по деревьям вешали за ноги; и такое видя их к себе напрасное разорение, ево Князя Долгоруку и при нем будущих побили до смерти; а убыти они не одним нашим нынешним Атаманом Кондратьем Булавиным, по совету всего нашего войска Донского, за их неправду и за напрасное разорение; потому что они чинили не против Ево, Великого Государя, Указу; и в нынешнем, 1708 году, нынешний нам войсковый Атаман Кондратий Булавин, всем войском Донским собрався, пришли под Черкаской, чтоб прежних наших бывших Старшин и войскового Атамана Лукьяна Максимова и при нем будущих, которыя с ними чинили неправду, от дел их отставить и выбрать иных Старшин; и о таком совете мы войском Донским к вам, Атаманом молотцам, от себя наперед сего писали, чтоб вы нам дали от себя руку помощи и бытьбы вам с нами вкупе единодушно; а как Атаман наш войсковой Кондратий Афанасьевич Булавин был у вас, Атаманом молотцом, в Запорогах об сырной недели, у тебя Константпна Гордеевича и у Писаря и у многих Атаманьев, и меж себя советовали и души позадавали, чтоб всем вам с ними, войском Донским, быть в соединении и друг за друга радеть единодушно; и от вас к вам помощи к Черкаскому для совету нихто не пришол; а как мы войском Донским стояли под Черкаским на Василеве, и они Лукьян с товарищи от нас сели в осаде и били по нас из пушек; а которыя с ними ворали сидели в осаде козаки по неволе, и они Лукьяна и Старшин, которыя были к воровству приличны, их нам выдали, и мы приговоря их воров, смотря по вине, казнили смертью, и выбрали для управления Великого Государя и наших войсковых дел войскового Атамана Кондратья Афанасьевича Булавина и Старшин иных; и ныне нам, войску донскому, слышно чинитца, что де собранием Государевы полки пришли разорять наши козачьи городки и стоят на Донце, близь Светогорского монастыря и в иных местах, и хотят де итти под Черкаской; и мы всем войском Донским, войской наш Атаман Кондратий Булавин просим у вас Атаманов молотцов, у тебя войскового Атамана Константина Гордеевича и у всего войска Запорожского милости, естьли вам слышно про приход Государевых полков на наше разорение, и вы нам дайте помощи, чтоб нам стать вкупе обще, а в разорения нам себя-бы напрасно не отдать; а у нас войско Донское в поход посланы тысяч с пятнадцать и больши, для того естьли Государевы полки станут нас разорять, и мы им будем противитца, чтоб они нас в-конец не разорили напрасно, также и Вашему войску Запорожскому зла не учинили; а естьли будет вам слышно про приход Государевых полков, где они стоять будут, и вам-бы в том ппсать к нам, войску, ведомость вскоре; а о чем у нас с вами, Атаманы молотцы, меж себя был советом обще на ваших корасдарей и на панов, и которым путем обращались вы с нами, так и творите, чтоб ваш совет благой был к нам не пременен и того-бы не отставлять; а во всем вы, Атаманы молотцы, Запорожское войско, против супостат надейтеся на милость Божию, и мы войском Донским вам все помощники, и о том к нам в Печерской прислать бы вам от себя человек двадцать или тридцать своих козаков, лутчих людей; а мы у вас, Атаманы молодцы, о всем вышеписанном просим милости всем войском Донским любезно, чтоб нам жить вкупе и во всяком добром совете, и друг за друга постоять в правде, и свое здоровье нам меж собою оберегать купно. А с сею отпискою к вам, Атаманом молотцам, посланы от нас, из войска, нарочно наш козак Федор Шеферев, Игнат Филатьев; а они, Игнат, прежде сего жили у нас, и ныне прпшли по прежнему, и мы их послали нарочно, чтоб они знали к вам путь, как-бы мочно пройтить. Писано из войска Донского, 1708 году, Маия в 17 день.
XLV.
Письмо на Запорожье от Наказного Донского Атамана Ильи Григорьева.
Великого Государя, Царя и Великого Князя Петра Алексеевича, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца, Царского Пресветлого Величества Запорожского войска Кошевому Атаману и всему войску Запорожскому, Его-же Царского Пресветлого Величества Донские Атаманы и козаки, Наказной Войсковой Атаман Илья Григорьев и все войско Донское челом бьют. В нынешнем 708 году ведомо нам, войску Донскому, учинилось, что в прошлом 707 году, в Филипов пост, прихал к вам в Сечю вор и изменник Донской козак Кондрашка Булавин с единомышленники своими и привез прелестные воровские письма и сказывал вам, будто мы, войском Донским от Великого Государя отложились, и для того будто ево вора к нам праслали, чтоб мы войском шлиб к нам, войску Донскому, на помочь; и ево словам прелестным и письмам вы войском не поверили и из Сечи ево выслали вон, и тот вор Кондрашка Булавин ныне явился на Хопре в верховых наших козачьих городках, и для искоренения того вора и его единомышленников войсковой наш Атаман Лукьян Максимович с войском Донским пошел в поход; и ныне мы войском Донским с своем войсковом кругу приговорили послать от себя к вам в Сечу свое войсковое письмо для подлинного уверения, что мы Великому Государю, Царю и Великому Князю Петру Алексеевичу, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцу, служили верно и за православную християнскую веру и за Него, Великого Государя, готовы головы свои положить, и для того посланы от нас из войска к вам в Сечю с сим письмом Донские козаки: Степан Иванов, сын Мамыка, да Понкрат Купреянов; и вам Кошевому Атаману и всему войску впредь таким ворам и никаким возмутитсмьным письмам и ево Булавиным товарищам не верить; а буде такие воры явятца , и их присылать к нам, войску, или в Троицкой, на Таганрог, оковав, за крепким караулом; а у сего нашего войскового письма войска Донского прежняя печать приложена, а новоприсланная от Великого Государя войска Донского печать ныне с войсковым нашим Атаманом в вышеписанном походе.
XLVI.
Манифест Государя Петра I ко всем Малороссийским чинам.
Божиею поспешествующею милостию, Мы, Пресветлейший и Державнейший Великий Государь, Царь и Великий Князь Петр Алексеевич, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержец и проч. и проч. и проч.
Объявляем верным нашим подданным Малороссийского народа духовным и мирским, а особбливо войска Запорожского Генеральной Старшине; Полковником, Сотником, Атаманом Куренным и всему войску Малороссийскому, стоящему по Десне и во иных местех против неприятеля. Известно Нам, Великому Государю, учинилось, что Гетман Мазепа безвестно пропал, и сумневаемся Мы того для, не по факциям ли каким неприятельским; того ради повелеваем Мы всей Генеральной Старшине и Полковником и протчим, дабы немедленно к Нам в обоз Наш к Десне для советов, а буде он Гетман конечную неверность явил, то и для обрания нового Гетмана приезжали, в чем общая польза всей Малой России состоит. Дан сей Наш Царского Величества Указ в обозе при Десне, за приписанием власныя Нашея руки и припечатанием печати, Октября в 27 день, 1708 года.
Петр.
( М. П. )
XLVII.

Манифест Государя Петра I об измене Мазепы.
По титуле.
Известно Нам, Великому Государю, учинилось: что Гетман Мазепа, забыв страх Божий и свое крестное к Нам, Великому Государю, целование, изменил и переехал к неприятелю Нашему Королю Шведскому, по договору с ним и Лещинским, от Шведа выбранным на Королевство Польское, дабы с общего согласия с ними Малороссийскую землю поработить по прежнему под владение Польское, и церкви Божии и славные монастыри отдать в Унию. И понеже Нам, яко Государю и Оборонителю Малороссийского края, надлежит отеческое попечение о вас имети, дабы в то порабощение и разорение Малой России, також и церквей Божиих во осквернение не отдать: того ради повелеваем всей Генеральной Старшине, Полковником и протчим вышеобъяавленным чинам войска Запорожского: дабы на прелесть и измену сего изменника, бывшего Гетмана, не смотрели, но при обороне Наших Великороссийских войск против тех неприятелей стояли; и для лучшего упреждения взякого зла и возмущения в Малороссийском народе от него бывшего Гетмана, вся Старшина Генеральная и полковая пребывающея при войске, съезжалась немедлинно в город Глухов, для обрания по правам и вольностям своим вольными голосами нового Гетмана, в чем крайняя нужда и спасение всея Малыя России состоит. При сем-же объявляем: что известно Нам, Великому Государю, учинилось, что бывший Гетман хитростию своею, без Нашего Указу, аренды и многие иные поборы наложил на Малороссийский народ, будто на плату войску, а в самом деле ради обогащения своего, и те тягости повелеем мы ныне с Малороссийского народа оставить. Дан сей Наш Царского Величества Указ в обозе, при Десне, за приписанием власныя Нашея руки и припечатанием печати, Октября в 28 день, 1708 года.
XLVIII.

Письмо Мазепы к Стародубскому Полковнику Скоропадскому, в коем извещал о причинах, побудивших его отстать от России и поддаться Шведскому Королю советует ему истребить Российский гарнизон, в Стародубе находящийся, и соединиться с ним Гетманом.

Мой ласковый приятелю, Пане Полковнику Стародубовский!
Нехай тое будет Вашей милости ведомо, иж мы, Гетман, видячи отчизну нашу Малороссийскую до крайней уже приходячую згубы, когда враждебная нам здавна потенция Московская, тое что от многих лет в всезлобном своем намерении положиша, тепер з упадок поеледним прав и вольностей наших почала приходити в скуток, кгди без кажного и о том з нами согласия, зачала городи Малороссийские в свою область отбирати, людей наших, за них повиганявши порабованих и до конца знищених, своими войсками осажувати; и нехай бы то чинили в полку Стародубском Черниговском и Нежинском, меючи и змишляючи, з врожоной своей хитрости, лживые причины, будто для обороны от наступления войск Шведских тое чинять, леч и около дальних городов, куда войска Шведские никогда не мыслят наступати, заходилися было, кгды до Полтавы два полки з Белогорода ординовано; а и над иншими городами тоеж бы власне виполнилося, если бы мы з обыклой нашей к отчизне Малороссийской горливости, тому их злому намерению не запобегли, а до того не тилко от зычливых приятелей меючи тайные перестороги, леч и сами тое явными доводами видячи и совершенно ведаючи, жен нас, Гетмана, Енералную Старшину, Полковников и у весь войска Запорожского начал, врожоными своими прелестми хотят к рукам прибрати и в тиранскую свою неволю за провадити, имя войска Запорожского згладити, а козаков в дракгонию и салдати передернути, народ зас Малороссийский вече себе поработати, и если-бы не Господь помог нам от тыранских их рук избегти, то певне бы тое их намерение неприязненное свой одобрало скуток, кгдиж не для чого иншого Александер Меншиков и Князь Дмитрий Михайлович Голицын з войсками своими к нам поспешали, не для чего иншого прелестми своими, перш з войском, а потом само з Старшиною до обозов своих Московских вабили, тылко же бы нас всех могли забрати в тяжкую неволю, а не дай Боже, и на тыранские муки; над то видячи и тое же потенция Московская безслиная и невоенная, бегством всегда от непреборимых войск Шведских спасаючися, неборонити нас сюда от наступления тых же войск Шведских убегла, лечь огнем, рабунками и немилосердным мордерством рулновати и городы в свою область отбырати пришла, удалисмося, за согласием и общим з Панами Енеральными особами, Полковниками и всего войска Запорожского Старшиною, постановленьем в непреборимую наяснейшего Короля, Его милости, Шведского протенцию, меючи в Бозе всемогущем, едином обидимих Заступнику, любящем правду и ненавидящем лжу, непостидную надежду же отчизну нашу Малороссийскую и войско Запорожское Его Королевское Величество, всегда щастливым своим и непобедимым оружием от того Московского тыранского ига оборонит, уволнит и онятие нам права и волности не тилко привернет, леч з общею ползою и з несмертельною в потомний век войска Запорожского славою умножит и разширит, в чом нас и Королевским своим никогда не отменяющимся словом и данною на писме ассекурациею упевнил и утвердил: за чим и ваша милость, яко естесь правдивый отчизны своей сын, не зичачи оной крайней погибели, знищения и руины, берегись до единого з нами всеми согласия и до сполной тоейж отчизны своей обороны, а старайся всеми спобами; но данном себе от Бога разуму и искуству Московское войско з Стародуба искоренити, согласившися в том з Панами Полковниками Переяславским и Нежинским певны того будучи, же потенция Московская ничего не может там вашей милости и городу Стародубу зашкодити, которая вскоре будет оружием Королевского Величества Шведского в свои загнана границы; а еслибы ваша милость до искоренения того кгварнезону Московского, в Стародубе застаючого, толко силы и способу не мел, теды радим ваше милости оттуль уходити и до боку нашого в Батурин з товариством поспешати, же бы не попал з неповетованным жалем нашим в Московские руки, о тое вашей милости и повторе пилно жадаючи, горливостию и любовию ку отчизне обовязуючи и приказуючи, емуж жичим доброго от Господа Бога здоровя. З Дюгтирувки, Октовриа 30, року 1707.
Вашей милости зичливый приятель Иван Мазепа, Гетман и Кавалер.
XLIX.
Письма Мазепы ко Кочубеевой.
а.
« Мое серденко, мой квете рожаной (мой розовой цветок )!»
Сердечне на тое болею, що не далеко от мене едешь, а я нимогу очиц твоих и личка беленкого видети; чрез сее писмечко кланяюся и все члонки целую любезно.
b.
Мое серденко !
Зажурилися почувши от девки такое слово, же В. М. зазле на мене маеш, иже В. М. при собе не задержаем, але одослал до дому; уваж сама, щоб стого виросло.
Першая: щоб твои родичи по всем свете разголосили: же взяв у нас дочку у ноче кгвалтом и держит у себе место подложнице.
Другая причина: же державши В. М. у себе, я бым не могл жадною мерою витримати (никаким способом удержаться), да и В. М. также; муселибисмо ( принуждены бы были мы) изсобою жити так, як малженство кажет, а потом пришло бы неблагословение од церкви и клятка, жебы нам с собою не жити. Гдеж бы я на тот час подел и мнебже чрез тое В. М. жаль, щоб есь на потом на мене не плакала.
с.
Мое сердечне коханье (моя сердечная любовь)!
Прошу и велце прошу, рычь зо мною обачитися для устной розмови; коли мене любиш, не забувайже, коли не любиш, не споминайже; спомни свои слова: же любиш обецала, на щось мине и рученку беленкую дела.
И повторе и постокротне прошу, назначи хочь на одну минуту коли маемо з-тобою видетися для общего добра нашего, на которое самаж прежде сего соизволила есь была, а нем тое будет, пришли на мисто зшии (красный коралл, что носят на шее) своей прошу.
d.
Мое серденко!
Уже ти мене изсушила красним своим личком и своим обетницами.
Поcылаю тепер до В. М. Мелашку, щоб о всем размовилися з В. М.; не стережися ей не в чем, бо есть верная В. М. и мине во всем.
Прошу и велце за нужки В. М, мое серденко, облапивши, прошу не одкладай своей обетници.
е.
Мое сердце коханое!
Сама знаеш як я сердечне шалене (до сумашествия) люблю В. М.; еще некого на свете не любив так; моеб тое щастье и радость, щоб не хай ехала да жила у мене, тилкож я уважав який конец стого может бути, а звлаща при такой злости и заедлости твоих родичов, прошу, моя любенко, не одменяйся не в чом, яко юж непоеднокрот слово твое и рученку дала есь, а я взаемне, поки жив буду, тебе не забуду.
f.
Мое серденко.
Не маючи ведомости о повоженью В. М., чи вже перестали В. М. мучити и катовати, теперь теды отъежаючи на тыждень (неделю) на певние местца, посылаю В. М. одъездного (подарок на отъезд) через Карла, которое прошу завдячне (за благо) приняти, а мене в неотменной любве своей ховати.
g.
Мое серденко!
Тяжко болею на тое, що сам не могу з В.М. обширне поговорити, що за отраду В. М. в теперешнем фрасунку (печали) учинити; чого В. М. по мне потребуеж скажи все сий вевце, востатку, коли они, проклятии твои, тебе цураются (отрекаются), иди в монастир, а я знатиму що на той час з В. М. чиныти, чого потреба и повторе пишу ознайми мине.
h.
Моя сердечне коханая!
Тяжко зафрасовалемся (затосковался), получивши же тая катувка не перестает В. М. мучити яко и вчора тое учинила; я сам не знаю, що знего годиною чинити; то моя беда, що з В. М. слушного не маш часу о всем переговорити; болш оджалю не могу писати, тилко тое якож колвен станеться, я поки жив буду тебе сердечне любити и зичиты всего добра не перестану, и повторе пишу не перестану, на злость моих и твоим ворогам.
i.
Моя сердечне коханая!
Вижу же В. М. во всем одменилася своею любовию преданию ку мине, як собе знаеш, воля твоя, чини що хочеш; будеш на потум того жаловати; припомни тилко слова свои под клятвою мне дание, на тот час коли выходила есь з покою мурованого (каменого) од мене, коли далеш тобе перстень дияментовий, над которий найлепшого у себе не маю: же хоч сяк, хоть так будет, а любовь межи нами не одменится.
k. Мое серденко!
Бо дай того Бог з душею разлучив, хто нас разлучает.
Знав бы як над ворогами помститися, тилко ти мине руки звязала; я з великою сердечною тескницею жду от В. М. ведомости, а вяком деле сама добре знаеш; прошу теды велце учини мине скорий ответ на сее мое писанье, мое серденко.
l. Моя сердечне коханая, наймилшая, найлюбезнейшая Мотроненька!
Вперед смерти на себе сподевався, неж такой в серцу вашом одмени. Спомне тилко на свои слова, спомне на свою присягу, спомни на свои рученки, которие мине не поединокрот давала: же мень хочь будеш за мною, хоть не будеш, до смерти любити обещала.
Спомни на остаток любезную нашу беседу, коли есь булава у мене на покою: нехай Бог неправедливого карает, а я хоч любиш, хочь не любиш мене, до смерти тебе подлуг слова свого любити и сердечне кохати не перестану, на злость моим ворогам. Прошу и велце, мое серденко, яким колвек способом обачься со мною, що маю с В. М. далей чинити; боюж болш не буду ворогам своим терпети, конечне одомщение учиню, а якое сама обачиш.Щ щаслившни мои писма, що в рученках твоих бувают, нежли мои бедние очи, що тебе неоглядают.
m. Моя сердечне коханая Мотренько!
Поклон мой отдаю В. М. мое серденко, а при поклоне посилаю В. М. гостинца книжечку и обручик дияментовий; прошу тое завдячне приняти, а мене в любве своей неотменно ховати, нем дасть Бог злетшим привитаю; а за тим целую уста коралевии, ручки беленкия и все члонки телции твого беленкого, моя любенко коханая.
L. Манифест Государя ПЕТРА I. о немедленном избрании вольными голосами нового Гетмана.

Божиею поспешествующею милостию Мы, Пресветлейший и Державнейший Великий Государь, Царь и Великий Князь Петр Алексеевич, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержец, Московский, Киевский, Владимерский, Новгородский, Царь Казанский, Царь Астраханский, Царь Сибирский, Государь Псковский и Великий Князь Смоленский, Тверский, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и иных, Государь и Великий Князь Новагорода Низовския земли, Черниговский, Рязанский, Ростовский, Ярославский, Белоозерский, Удорский, Обдорский, Кондинский, и всея Северныя страны Повелитель и Государь Иверския земли, Карталинских и Грузинских Царей и Кабардинския земли Черкаских и Горских Князей и иных многих государств и земель Восточных и Западных и Северных Отчич и Дедич и Наследник и Государь, и Обладатель, Наше Царское Величество, объявляем верным Нашим подданным войска Запорожского Полковникам, Ясаулам, Сотникам, Атаманам и всей полковой Старшине и всему войску, на Раду и избрание нового Гетмана, по Указам Нашего Царского Величества съехавшимся: что понеже бывший Гетман Мазепа, забыв страх Божий и свою к Нам Великому Государю, при крестном целовании присягу, изменил Нам, Великому Государю, без всякой данной ему в том причины и переехал к Королю Шведскому, в таком намерении проклятом: дабы Малороссийский край отдать в порабощение еретикам Шведам и под его иго Поляков; о чем, как Мы, Великий Государь, известились, учинен у него с Королем Шведским и от него выбранным на Королевство Польское Лещинским договор: того ради Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество, яко Государь и оборонитель всея Малыя России и народа сего, милосердуя о вас, верных подданных Наших, намерены высокою Особою своею всеми силами как и весь Малороссийский край оборонять войски своими Великороссийскими, и дабы упредить сие злое намерение того Богоотступного изменника Мазепы и ко исполнению оного и Малороссийского краю до разорения, церкви же святыя до осквернения и прекращения в Римскую веру и Унию не допустить, того ради посланы от Нас, Великого Государя, Нашего Царского Величества во все полки Наши Указы, за подписанием собственныя руки и печати Нашея: дабы съезжались на избрание нового Гетмана вольными голосами, по правам и вольностям вашим, и уповаем, что вы, верные Наши подданные, разсуждая целость отчизны своей и показуя Нам, Великому Государю, верность по тем Указам немедленно ко избранию нового Гетмана приступите и единого из верных, знатных и искусных особ вольными гласы, по правам своим на Гетманство немедленно изберете, понеже нынешней случай ускорение того дела требует, дабы единодушно против общего неприятеля Короля Шведского стать, и оного войска, которые уже от Наших Великороссийских и Малороссийских войск большею частию побито и гладом и хладом померло и до конечнаго разорения привесть и того изменника Мазепы прелести и замыслы пресечь и упредить, и тако свою отчизну от всяких опасностей и разорения избавить и освободить. А Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество, обещаем вам, верным Нашим подданным, тому вольными гласы новообранному Гетману, також и Генеральной Старшине, Полковникам, Ясаулам, Сотникам и всей полковой Старшине и всему войску Запорожскому Нашим, Царского Величества, словом все вольности, права и привилии, которыя вы от времени принятия блаженныя и достохвальныя памяти отца Нашего, Великого Государя, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца под свою высокодержавную руку Гетмана Богдана Хмельницкого с войском Запорожским и со всем Малороссийским народом, и потом при Нашем, Царского Величества, государствовании Гетманы и все войско имели, свято, ненарушимо и цело содержать и вас, верных своих подданных, от нападения всех неприятелей оборонять и весь Малороссийский народ в непременной Своей милости содержать, в чем бы вам, верным Нашим подданным, на Нашу, Царского Величества милость быть благонадежным. А на сие избрание нового Гетмана послан к вам, верным Нашим подданным, от Нас, Великого Государя, Министр Наш Князь Григорий Феодорович Долгорукий. Дан в обозе при Десне, Ноября в 1 день, 1708 году.
ПЕТР.
LI.

Присяга Гетмана Скоропадского.

Аз, Гетман Его Царского Величества войска Запорожского, обещаю и кленуся, по избрании своем на сей уряд Гетманский, в Троице славимом Богом, пред святым Евангелием, Пресветлейшему, и Державнейшему, Великому Государю, Царю и Великому Князю Петру Алексеевичу, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцу, Государю моему милостивейшему, и сыну Его, Благоверному Государю, Царевичу и Великому Князю Алексею Петровичу, всея Великия и Малыя и Белыя России и наследником Их Государским верно и со всяким усердием служить и в подданстве быть со всем войском Запорожским и народом и краем Малороссийским и против всех Его Величества и Российского Государства неприятелей, которые ныне есть или впредь будут, по Указам Его Царского Величества воевать с войски Малороссийскими усердно, також и против бунтовщиков и изменников Его Царского Величества стоять верно, и с неприятели Его Царского Величества и изменниками, а особливо с бывшим Гетманом Мазепою и ни с кем ко злу Его Царского Величества или Государствам склоняющейся пересылки и сообщения и согласия не иметь, и ни к каким шатостям и измене и прелестям отнюдь не склоняться, но во всем Его Царскому Величеству и Государствам и войскам Его радеть и доброхотствовать; неприятелем же и изменником Его всякий ущерб и вред приключать и оных искоренять тщитися, и ежели уведаю в ком народа Малороссийского, под управление мое: врученного, какое либо зло или склонность и шатости, или злые умыслы против Его Царского Величества и против Государств Его, или какую пересылку с неприятели и изменники, или с иным кем, вредительную Его Царскому Величеству, и о том Его Царскому Величеству доносить, и весь Малороссийский народ от того и от всяких шатостей удерживать, и быть во всяком верном подданстве у Его Царского Величества и Наследников Его со всем Малоросийским народом, по постановленным статьям, каковы состоялись у первого Гетмана войска Его Царского Величества Запорожского Богдана Хмельницкого, на которых он со всем войском с народом Малороссийским поддался под высокодержавнейшую руку блаженныя и достохвалныя памяти Великого Государя, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца. И сие все аз, Гетман, обещаю Его Царскому Величеству пред лицем Божиим толь истинно, како желаю, по православной Християнской вере, спастися и пред страшным судом Господним в день страшный непостыдно ответ дать, в чем мне Бог да поможет, и в том целую святый крест.

Иван Скоропадский, Гетман войска Его Царского Пресветлого Величества Запорожского, рукою власною.

LII.

Грамота Государя ПЕТРА I к Гетману Ивану Скоропадскому; в коей, уведомляя о бежавших с изменником Мазепою Малороссийских Старшинах и всякого звания людях, обещает простить их; и возвратить им имение и чины, если они, оставя Шведов, прибегнут к Государю; в противном же случае ослушники сего Указа, будучи пойманы, смертию накажутся.
Божиею поспешествующею милостию от Пресветлейшего и Державнейшего Великого Государя, Царя и Великого Князя Петра Алексеевича и прочая, Нашего Царского Величества подданному, войска Запорожского обеих сторон Днепра Гетману Ивану Ильичу Скоропадскому и всему войску Запорожскому Наше, Царского Величества, милостивое слово.
Известно Нам, Великому Государю; такожде и вам, верному Нашему подданному и прочим войска Запорожского, како бывший Гетман, вор и изменник Мазепа, забыв страх Божий и присягу свою при крестном целовании, Нам, Великому Государю, в верности учиненную, Нам, Великому Государю, изменил и переехал к Королю Шведскому, забрав с собою Генеральную Старшину и трех Полковников, а именно: Миргородского, Прилуцкого и Лубенского, також несколько полковой Старшины и полковых и компанейских козаков, из которых всех, чаем, большая часть от него изменника обманоч заведены и о его изменичьем намерении были несведомы: того ради Мы, Великий Государь, имея о подданных своих всего Малороссийского народа милостивое попечение, дабы от его измены не приключилось в Малороссийском краю возмущения и разорения, выдали Указы Свои ко всем народу Малороссийского подданным, созывая их на съезд в Глухов для обрания нового Гетмана вольными гласы, что с помощию Вышнего, сего Ноября 6 дня и учинилось, и единогласно все Полковники и Старшина полковая и поспольство вас, по правам своим, волными гласы на Гетманство обрали. И Мы, Великий Государь, милосердуя и о тех подданных своих, которые изменою вора Мазепы заведены в неприятельские руки, объявляем сею Нашею, Царского Величества, грамотою: дабы оные, надеясь на Нашу, Великого Государя, милость от неприятеля, Короля Шведского, и от него, вора, изменника, отлучились и приходили без всякого опасения паки под Высокодержавную Нашего Царского Величества руку, к тебе, верному подданному Нашему, войска Запорожского обеих сторон Днепра Гетману, и служили Нам, Великому Государю, по прежнему верно, в прежних своих чинах при войске Запорожском; а хотяб некоторые из них о его Мазепине злом намерении и измене и ведали, но опасаясь его власти, на него недоносили и был с ним в согласии, и тем Мы милостивое отпущение вин их при сем объявляем, и в прежних чинах их быть соизволяем, ежели возвратятся они паки в войско Наше Запорожское к вам, подданному Нашему; и дабы они видели милость Нашу, того ради даем всем оным, при воре Мазепе обретающимся, к возвращению на месяц время, считая с сего нижеписанного числа, обещая им Нашим, Царского Величества, словом, что ежели в те числа возвратятся, содержание чинов и маетностей их без всякого умаления, и впредь Нашу Царского Величества милость. Но буде они, презрев сию Нашу, Царского Величества, милость, и от неприятеля Нашего, Короля Шведского, и от него изменника, Мазепы, в то определенное время отлучась, к тебе верному подданному Нашему, не возвратятся; то объявляем их сего Нашего, Царского Величества, грамотою, за изменников Наших, и повелеваем их лишить всех чинов и урядов при войске Нашем Запорожском, також и маетности их и имение, яко изменничье, определяем отдавать за службы иным верным в войске Нашем Запорожском, а жен их и детей брать за караул и присылать к Нам, Великому Государю, которые сосланы будут в ссылку; а ежели кто из них самих пойман будет, тот восприимет, яко изменник, достойную смертную казнь; и тебеб, верному подданному Нашему Гетману Ивану Ильичю, о том им сей Наш, Великого Государя, Указ, чрез Универсалы свои, объявить. Дан в Глухове, Ноября в 7 день, 1708 года.
Петр.
LIII.

Манифест Государя Петра I всему Малороссийскому народу: о неприятельском в Малороссию вступлении Шведского Короля, склонившего к себе Гетмана Мазепу прелестными обещаниями.

Божиею поспешествующею милостию, Мы, Пресветлейший и Державнейший Великий Государь, Царь и Великий Князь Петр Алексеевич, Самодержец Всероссийский, и прочая, и прочая и прочая, объявляем чрез сие верным Нашим подданным: войска Запорожского Генеральной Старшине, Полковником, Асаулом, Сотником, и Куренным Атаманом и Козаком, и прочим всякого чина гражданского и купеческого людем, и поселяном и всему Малороссийскому народу, сим Нашим, Великого Государя, Указом: что понеже Нам известно учинилось, како неприятель Наш, Король Шведский, видя изнеможение сил своих и не имея надежды оружием противочисленных Наших храбрых Великороссийских и Малороссийских войск стояти и победу, по гордому своему предвосприятию над оными, такоже и над землями Нашими получити, когда, по претерпенном многом уроне войск своих у Смоленского рубежа, принужден был воротиться, не вступя во оные, и скорым и коварным своим походом, хотя упредить войско Наше, в Малороссийской край, по призыву и присылке изменника Мазепы вошедши, оный завоевать, и городы знатнейшие взяв, во оные засесть, и потом сию землю тяжкими податьми, налогами и пленением людей даже до конечного разорения привесть, как он то и в короне Польской, и в Великом Княжестве Литовском и в Саксонии, в которые, под образом защитителя вошел, також учинил; и дабы потом сию Малороссийскую землю, по истощении оной, отдать под иго Польское и в поробощение Лещинскому, незаконно от него выбранному Королю, которому он то обещал в учиненном с ним союзе, дабы вместо Курляндии, Жмундии и Лифлянд Польских, которые Лещинской Шведу уступить обещал, оному сей Малороссийской край, завоевав отдать, а изменника Мазепу в Украйне самовласным Князем над вами учинить, в чем он от него изменника Богоотступного бывшего Гетмана Мазепы, был обнадежен, что он ему в том его намерении допоможет, как то последи измены его явилось; который забыв страх Божий и присягу свою при крестном целовании, Нам, Великому Государю, учиненную и превысокую к себе Нашу милость, без всякой данной к тому причины, изменил и перешел к Королю Шведскому, объявя напред о себе Генеральной Старшине и Полковником, при нем будучим, будто имеет Наш, Царского Величества, Указ итти против неприятеля для воинского промыслу с несколькими компанейскими полками; и когда перешел реку Десну, то, приближась к войску Шведскому, поставил войско, при нем будучее, в строй к баталии, и потом объявил Старшине злое свое намерение, что пришел не биться со оными, но под протекцию Его Королевскую, когда уже то войско, по его соглашению, от Шведа окружено было. Також он, изменник, Мазепа, пошед к Шведу, оставил в городе Батурине Сердюцкого Полковника Чечеля да Немчина Фридриха Конексика и с ними несколько полков Сердюцких, да из городовых полков не малое число козаков, в гварнизоне, и подкупя их деньгами, приказал им Наших, Царского Величества, ратных людей не пускать, в том намерении, дабы тот город и в нем обретающийся войска Запорожского пушечный великий снаряд Королю Шведскому со многим числом пороху и свинцу и иных припасов отдать, дабы он тем против Нас воевать и Малороссийский край поработить мог; что Мы ведав, отправили к тому городу Генерала нашего от Каваллерии Князя Меншикова с частию войска, который, пришед к оному, посылал неоднократно от себя Нашим, Великого Государя, Указом к помянутому Полковнику Чечелю и Фридрику Кенексину и ко всему гварнизону говорить, чтоб они войска наши в тот город вспустили добровольно, без всякого супротивления, объявляя им измену Мазепину; но они, по наущению помянутого изменника Мазепы, слушать того не похотели и по Наших Царского Величества войсках стреляли: того ради вышеписанный Генерал Наш Князь Меншиков, по Нашему Указу, учинил к тому городу приступ и оный, милостию Божиею, приступом взяв, и те единомышленники Мазепы, за учиненную Нам, Великому Государю, противность и измену восприимут достойную казнь! И тако, видя он Король Шведский, то свое намерение храбрыми оружия нашего поступками пресекаемо и знатное войско свое с Генералом Левенгоуптом, Нашим, Царского Величества, собственным проводом, с помощию Вышнего на голову побито, что от шестнадесяти тысящей оного и трех тысящей человек не ушло, где все пушки, и знамена, и прочие войсковые клейноты и обоз свой, во осми тысящах возах состоящей, со многими имении, в Польше и Литве и Курляндии награбленными в добычу нашим оной исполторы тысяч знатных полоняников оставил. Також сверх того, в Ингрии, войско его Шведское, под командою Генерал Маиора Либекера, в дванадесяти тысящах состоящее, прошедшего месяца Октября в 12 день побито, а именно когда тот Либекер, переправясь реку Неву, стал между Санктпетербургом, и Нарвою, хотя тамо впред учинить нашим войском и уездом, то наши войска, под командою Адмирала нашего Апраксина, ему тот путь к возвращению паки чрез Неву заступили и пресекли; для чего тот Генерал Либекер, видя себе опасность приближился к берегу морскому зделав, транжамент, во оном стал и послал к Адмиралу Шведскому вблизости с Флотом корабельным обретающемуся, прося, чтоб его с людьми на Флот перевез, и тако от конечной погибели спас, и потому видя Либекер войски наши мужественно на себя наступающия, не видя иного снасения, велел всей коннице своей, которой было при нем шесть тысящей, лошади свои пострелять, и все войско в мелких судах, с Флоту Шведского присланных, на корабли вывозить; что уведав наши войски, мужественно на транжамент неприятельский наступя, оный взяли и войска Шведского с две тысячи человек, во оном найденного, трупом положили многие же, которые в те суды сесть и уехать не могли, в море потонули, а иные по лесам разбежались и тамо побиты, и многое число их наши в полон взяли и весь обоз их получили и тако все то войско разрешено, Також, усмотря он, Король Шведский, непрестанный здесь свой ущерб в войсках своих, и когда Стародуб, Почеп, и Погар и Новгород-Северский, по введении в оные гарнизонов не дерзал добывать, принужден в целости и не зацепляя оставить, потеряв при Стародубе и протчих местах в Украйне несколько тысяч человек, которых как Великороссийские наши войска, так и верные наши подданные, Малороссийского народу жители, побили и в полон побрали, от чего было он в такое состояние приведен, что намерен был бежать для спасения своего паки назад в Польшу на Волынь, как все Полковники и перебещики из войска его сказывали, ежелиб от проклятаго изменника Мазепы от того бегу не удержан и в Украйне обнадеживая его не остановлен. И в таком безсилии себя усмотря Король Шведской и потеряв надежду гордо в мыслях своих напредь сего крепко положенной уже победы, восприемлет прибежище к слабым, способом, именно: издавая в верным Нашим подданным Малороссийскаго народу прелестные свои письма во образе пашквилев, в которых не устыжается Нашу высокую Особу и славу безчестными клеветы и фальшивствы ругати. И в первых нарекати: будто Мы, Великий Государь, сию войну на него, без причин праведных, начали, и немилосердо подданных его мучить указали, которое все на нас явственная ложь есть, ибо, как мы сию войну, ради обороны Государств Наших и привращения от предков его, за мирными договоры отлученных от Российскаго Государства, неправедно многих вековечных наследных земель, а именно Ижерской и Корельской и под игом его стянящих православных церквей и подданных наших благочестивых, из которых многие насильно в Лютерскую веру превращены; також и особливо за учиненныя собственной Особе Нашей и Послом Нашим безчестьи в Риге от Губернатора Далберта, на котораго он Король Шведской Нам, по прошению Нашему, никакой обороны и управы не дал, но во всем том его к нам безчестпый учииок оправдал. И мы тако ту войну, по обычаю всех иных хрястиянских Потентатов, по предшествующих миогих добродетельных способов и учиненных протестациях на него Короля Шведскаго иачали, и никогда подданным его мучения никакова чинити не повелели, но найпаче пленные их у нас во всякой ослабе и без утеснения пребывают, и по християнскому обычаю содержатся; хотя он Король Шведской пленников Великороссийскаго и Малороссийскаго народа, из которых большая часть за паролем неправедно задержаны, у себя мучительски держит и гладом таит и помирать допускает, и ни на какую размеиу ни на откуп не позволяет, хотя ему оное от нас, по християнскому обычаю, сожалея о верных своих подданных, многократно прсдложено есть; но что злее того, по Фраустатском бою, взятых наших в полон Великороссийскаго народу ратных людей Генералы его на третий день после взятия, ниже у бусурман слыханным тиранским образом ругательско посечь и поколоть повелели, а иным нашим людям, взяв оных он Король Шведской им пальцы у рук отрубить и тако их отпустить повелел; також когда на часть одну Малороссийских войск, в Великой Польше бывших, напал н оную разбил, которые, видя изнеможение свое, оружие положа, пощады от него просили, но он, в ругательство Малороссийскому народу оных обошед и оружие у иих обрав, немилосердо палками, а не оружием, до смерти побить их повелел, как и ныне в нескольких деревнях многих поселян, несупротивляющихся ему с женами и с детьми порубить повелел, а в церкви благочестивые, войска Шведские, в поругание православию, лошадей своих ставят. Из сего довольно его Короля Шведского зельную злобу и желательство к кровопролитию православных християн Великороссийского и Малороссийского народа и ненависть к благочестию всем усмотреть возможно. Второе: объявляет он Король Шведский прельстительно всем Малороссийского народа жителем, дабы они спокойно со всеми своими пожитки в домах своих жили и отправляли торговлю и прочее; но под сею ласкою прикрыт есть яд смертоносный его злоковарного намерения, ибо тем образом, приманя оных, хощет он их потом ограбя и от всего имения лишив, употребить то на пропитание гладом тающему своему войску, дабы тако удобнее мог собственными имений наших подданных вышеобъявленным образом поработить их Лещинскому и изменнику Мазепе и от веры православной и церквей християнских отлучить, обращая оныя в кирхи свои Лютерские и Унияцкие, как он то в Королевстве Польском и Великом Княжестве Литовском чинил и церкви православныя грабить и осквернять допущал, а именно: в Минске, в Борисове, а особливо в Могилеве, как оттуду в войско Наше Могилевские благочестивые монахи и священникя заподлинно со слезами писали, последующия мерзости, запустения, которые Щведы тамо чинили: что изо всех церквей потиры и оклады святых икон серебреные ободрали и пограбили, и которые и сохранены были, о тех мучением духовным, доведався побрали; по церквам, во время службы Божией, с собаками ходили, и что найвящшее всего и ужаснее, в церкви Соборной Могилевской святейшей сакрамент — тело Христово на землю выброся, и оный потир похитя, вино из оного пили, також и народы Слионский, Саксонский, Польский и Литовский таким же прелыцением обманув и назвався им оборонителем вольностей их, потом же, ограбя их до основания, их же награбленным имением войско свое учредя, оных самих воевал и до основания разорил, и права и вольности их переломал, и в Слезии больши седмидесят Римских костелов Лютерскими в неволю учинил. Того ради повелеваем, напоминаем и престерегаем Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество, всех своих верных подданных Малороссийского народа милостиво, дабы сих прелестей неприятельских, також и Богоотступного изменника Мазепы прелестных писем не слушали и от неприятельских набегов, в которых местах войск наших не прилучится, в их наступление укрывались с имением своим в безопасные места, и того смотрели чтоб к поживлению неприятелю ничого не оставалось, дабы от того неприятель вящее истощен быти мог, и из Малороссийского краю как наискорее выступить принужден был, как и от Смоленских границ он принужден отступить с Великим уроном. Сей же коварственный неприятель наш хощет в тех же своих прельстительных письмах внушить народу Малороссийскому, будтоб оного прежние права и вольности от Нас, Великого Государя, ущерблены и городы их от Воевод и войск наших завладены, напоминая им, дабы мыслили о своих прежних и старых вольностях, и то может каждой разумной, из Малороссийкаго народу признать что то самая явная ложь и токмо, ради возмущения, всеенныя неприятельския плевелы, ибо как с начала Отец Наш, блаженныя памяти, Великий Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, Самодержец Весроссийский, по принятии под Высокодержавную свою Царскаго Величества руку Малороссийскаго народу, по постановленным пактам, оному привилии и вольности позволил и утвердил, тако оные и доные от Нас, Великаго Государя, им безо всякаго нарушения и ущербу свято содержаны бывают, и ни одно место, сверх онаго постановления, войски нашами Великороссийскими до сего военнаго случая не осажено; а которые для обороны от неприятеля осажены, и из тех, по изгнании неприятельском и отдалении онаго, паки люди Великороссийские выведены будут, так то из Почепа и Пагара уже учинено, а в которых ныне и есть из тех також, по отдалении от оных неприятельском, Великороссийския гарнизоны выведены будут, и можст непостыдно рещи, что ни который народ под солнцем такими свободами; и привилиями и легкостию похвалиться не может, как по Нашей, Царскаго Величества, милости Малороссийской ибо ни единаго пенязя в казну нашу во всем Малороссийском краю с них брать мы не повелеваем; но милостиво их призираем, с Своими войски и иждивении Малороссийской край, святыя провославныя церкви и монастыри, и городы и жилища их от бусурманскаго и еретическаго наступления обороняем; а что неприятель напомииает народу Малороссийскому думать о прежних и старых своих вольностях, и то все старым жителем сего народу, чаю самим, а младым от отцов их известно, какие они, до приступления под Высодержавнейшую Отца Нашего блаженныя памяти Великаго Государя, Его Царскаго Величества руку вольности и привилии, как со светских делах и житии своем, так найпаче во отправление благочестивой веры имели, и коль тяжко утесняемы под Польским игом были и какими иесносными обидами и ругательства сей народ от них мучен, и как здеркви святыя в костели Римские и Униятские: превращены были. И тако ои Король Шведский напоминанием тех старых вольностей и сам явно народу Малороссийскому свое коварное намерение явил, что он их паки в Польские и Ленщинского, також и изменника Мазепы порабощения привесть иамерен; что же принадлежит о той фальшивой укоризне неприятельской, будто по Указу Нашему, Малороссийскаго народа домы и пожитки попалены и разорены, и то все подлоги неприятельские, к возмущеиию народа Малороссийскаго от него вымышленные; ибо мы войскам Своим Великороссийским, под смертною казнию запретели Малороссийскому народу никакого разорения и обид отнюдь не чинить, за что уже некоторые, самовольные преступники при Почене и смертию казнены; а ежели что мало от жилищ их или хлеба пожечь принуждены были, по крайней нужде, дабы неприятелю к пропитанию то не досталось, и дабы он тем принужден был, не имея жилища и пищи, погибать, что уже и учинилось при Стародубе, ежелиб тот изменник Мазепа далее его не потягнул, о чем выше пространнее изъявлено. И то все Мы, Великий Государь, тем, кто такой убыток претерпел, обещаем, по изгнании неприятельском из земель Наших, милостию Своею наградить, и чтоб тем претерпенным своим убыткам писали они и подавали росписи, и такоб видя, верные Наши подданные Малороссийского народу, сие лжи неприятельские, а Нашу к себе Государскую милость и оборону отчизны своей, от всех прелестей неприятельских уши затыкали и не внимали; також ежели какие прелетные Универсалы или подсылки от бывшего Гетмана, Богоотступного изменника Мазепы, где явятся, и тех бы отнюдь, яко изменничьих, не слушали, и по них не исполняли, но просилиб их к Нам, Великому Государю и трудились бы оному неприятелю и сообщнику его, изменнику Мазепе, хотящему церкви святыя и весь сей Малороссийский край благочестия лишить и поработить, всякую шкоду приключать, и загонами и по лесам и переправам людей их побивать, и за веру православную, за святыя церкви и за отчизну свою мужественно против оных стоять, и от нападения оного из городков некрепких, сел и деревень в наступление неприятельское жителиб сами особами своими, с женами и с детьми и с пожитки скрывались и неприятелю отнюдь никаких живностей и хлеба и никакого харчу не оставляли, а особливо ни по каким Универсалам Короля Шведского и вора изменника Мазепы на продажу, и так не привозили, под опасением за то смертныя казни; но чинилиб над ними неприятели всякой военный промысл, дабы, его при храбрых войсках Наших Великороссийских и Малороссийских, с помощию Божиею, как наискорее победить и Малороссийский край, отчизну свою, от нападения и разорения и от намеренного порабощения освободить и из оного изгнать. Чего ради Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество и Сами Высокою Особою Своею на орону Малороссийскому народу сюда в войско Наше прибыли. При сем же объявляем, что кто из Малороссийского народу из неприятельского войска возмет в полон Генерала, тому за одного дать две тысячи рублев, за полковника тысячу рублев; а за иных Офицеров за каждого по росчету, против чина их; а за рядовых рейтар, солдат и драгун по пяти рублев, а за убиение каждого неприятеля, по свидетельству явному, по три рубли из казни нашей давать укажем; и сии Указы, за Нашею Государскою печатью выдать и оные по городам при Ратушах, а по селам по церквам прибить и всему Малороссийскому народу прочитать повелеваем. Дан в Глухове, Ноября в 9 день, 1708 году.



<<< Назад | Вперед >>>


[ HOME ]

История Малой России
Фон Фон © ОУНБ Кiровоград 1998-2005 Webmaster: webmaster@library.kr.ua