[HOME]
ОУНБ Кіровоград
DC.Metadata

[ HOME ]
Фон История Малой России

Фон

<<< Назад | Вперед >>>


ХI.

Жалованная грамота Гетману Брюховецкому и всему Запорожскому
войску.

Божиею милостию Мы, Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержец, Московский Киевский, Владимерский, Новгородцкий, Царь Казанский, Царь Астраханский, Царь Сибирский, Государь Псковский и Великий Князь Литовский, Смоленский, Тверский, Волынский, Подольский и Юговский, Пермский, Вятцкий, Болгарский и иных Государь и Великий Князь Новагорода Низовския земли, Черниговский, Рязанский, Полоцкий, Ростовский, Ярославский, Белоозерский, Удорский, Обдорский, Кондинский, Витепский, Мстиславский
и всея Северныя страны Повелитель и Государь Иверския земли, Карталинских и Грузинских Царей, и Кабардинския земли, Черкаских и Горских Князей и иных многих Государств и земель Восточных, и Западных, и Северных Отчич, и Дедич, и Наследник, и Государь и Обладатель.
В прошлых годах с 1648 году по 1654 год присылали к Нам Великому Государю, к Нашему Царскому Величеству, Богдан Хмельницкий, Гетман войска Запорожского и все войско Запорожское и вся Малая Русь с большим слезным прошением бити челом, что Польский Ян Казимер, Король, Его Королевское Величество, и Паны Рада, и вся Речь Посполитая на Православную Христианскую веру Греческого закона и на святыя Божия Восточныя церкви востали и гонение учинили большое, и от истинной Православной Християнской веры учали их отлучать и неволить к Римской вере, и во многих местех, в Коруне и в Литве, благочестивые церкви запечатали, а в иных учинили Унею, и всякое над ними гонения и поругание
и злости не християнские чинили, и, помирясь с ними сперва под Зборовым,
а после под Белою церковью, на правде своей не устояли, церкви Божии, которые в договоре написаны были отдать им из Унеи, не отдали, а которые
не многие и отданы были, и те оборочены по прежнему под Унею; и хотя Православную Християнскую верю искоренить и Святыя Божия церкви до конца разорить, войска свои на них собрали и многие городы и места и в тех городах и местах святыя Божия церкви осквернили и обругали и разорили, и Православных Християн духовного и мирского чину многих невинно замучили, и всякое злое поругание чинили.
И он Богдан Хмельницкий, и все войско Запорожское, не хотя благочестивые Христианские вери отбить и святых Божиих церквей в разорении видеть, по неволе учали против их стоять за святыя Божии церкви
и за Православную Християнскую веру.
И чтоб Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество, над ними умилосердилися и Православные Християнские веры и святых Божиих церквей гонителем их и клятвопреступников разорить не дали, и пожаловали б ево Гетмана и все войско Запорожское и всю Малую Русь, велели приняти под Нашу Царского Величества высокую руку, с городами и з землями, чтоб им
от того гонения у Турецкого Салтана в подданстве не учиниться и с Крымским Ханом в соединении не быть, и святых Божиих церквей и Православные Християнские веры не отбыть; а они Нам, Великому Государю, Нашему Царскому Величеству, служити и за святыя Божии церкви и за Православную Християнскую верю и за Наше Государское против здоровье всякого неприятеля стояти будут во веки.
А от Коруны де Польские он Гетман и все войско Запорожское от подданства Королевского Величества присягою уволены, потому что в Его Королевского Величества присяге написано, межды разнствующими в вере Християнской стрещи и защищати и утеснения в вере Християнской никому чинить не допускати; а в чем клятву свою повредил и тем их от присяги своей и от
подданства уволняет и разрешения тое клятвы своея ни от кого просити не будет.
А буде Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество, для единые Православные Християнские веры, по уволнению Королевского Величества, присяги их приняти не изволим, и чтоб для Православные Християнские веры за них вступилися и изволили их с Королевским Величеством и с Паны Рады через своих Великого Грсударя великих Послов помирить.
А буде Мы, Великий Государь, по их челобитыо, под Нашу Царского Величества высокую руку в подданство приняти, или с Королевским
Величеством помирити не изволим, и они де по неволе поддадутся Турскому Салтану и соединятся с Крымским Ханом, и от того де невольного подданства и соединения святым Божиим церквам будет разорение, а православным Християном многое кровопролитие, и плен, и расхищение, и то де учинится от того, что они под Нашу Царского Величества высокую руку не приняты, или с Королевским Величеством не помирены будут.
И по тому их многому челобитью и слезному прошению под Нашу Царского Величества высокую руку в подданство они не приняты с 1648 году по 1654 год, для того, что в прошлом, в 1634 году отец наш блаженныя памяти, Великий Государь, Царь и Великий Князь Михайло Феодорович, всея России Самодержец, и многих государств Государь и Обладатель, со Владиславом, Королем Польским и Великим Князем Литовским, учинили вечное докончанье на том: быти им обоим Великим Государем меж себя и их Госудрских детей и внучат и впредь будучим Государем в братской дружбе и в любви и в соединении, а отца Нашего блаженныя памяти, Великого Государя, Царя и Великого Князя Михайла Феодоровича, всея Русии Самодержца, Его Царского Величества, и Его Государских детей и наследников, Владиславу Королю и Его Королевского Величества детям и наследникам, и впредъ будучим Королем Польским и Великим Князем Литовским и Паном Раде и всей Речи Посполитой и всяких чинов людям, во всяких письмах описывати и именовати по Его Государскому достоинству и по вечному докончанью Великим Государем, Царем и Великим Князем всея России Самодержцем, с полными Его Государскими титлы, как Он, Великий Государь сам себя описует по докончанной грамоте от ныне и до века и впредь не подвижно безо всякаго премененья, и то вечное докончанье с обе стороны сперва Великие Послы, а после того и сами обои Великие Государи своими Государскими душами крестным целованьем закрепили, и грамотами и печатьми утвердили: что меж ими обоими Великими Государи тому вечному утвержденью быти на веки непременну; и с стороны Владислава, Короля Польского и Великого Князя Литовского, при нем Владиславе, Короле, вечное докончанье нарушено отца нашего блаженныя памяти Великого Государя, Царя и Великого Князя Михаила Феодоровича, всея России Самодержца, Его Царского Величества и нас Великого Государя, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца, Нашего Царского Величества, как Мы, Великий Государь, по изволению Божию, учинилися на Великих Государствах Российского царствия, на престоле отца своего, в Его Королевского Величества во многих грамотах и порубежных городах Воевод и Коштелянов и Старост и Капитанов и Державцов в наши Царского Величества порубежные городы в Воеводам в листах их имянованье и титлы писаны не по вечному докончанью со многим перемененьем; а иные, хотя разорвать вечное докончанье вымыслом своим, во многих листах писали с великим безчестьем и с укоризною, а Королевского Величества именованье писали Царским именованьем и многих государств Государем и Обладателем, мимо вечнаго докончанья.
И о тех Королевского Величества многих не правдах посиланы от Нас, Великих Государей, в Польшу и в Литву ко Владиславу Королю наши Царского Величества великие Послы и Посланники многдажды, и будучи у Королевского Величества на посольстве и с Паны рады в ответах, о нашей Государской чести говорили, и прописные листы казали, и списки с них дали, и на тех людей казни и наказанья просили.
И во 1636 году писал ко отцу нашему, блаженныя памяты, к Великому Государю, Царю и Великому Князю Михаилу Феодоровичу, всея России
Самодержцу, Владислав Король, Его Королевское Величество, в грамотах своих: которые де люди за Его Королевского Величества заказом учнут Его Государское имянованье и титла писать не по вечному утвержденью, и те будут казнены, а которые писали не остерегательно, и тех Сейму однолично велит казнить, а впред того отнюдь не будет.
А в Ответном письме Панов рад, каково дали Нашим Царского Величества великим Послам Боярину и Наместнику Суздальскому Князю Алексею Михайловичу Львову-Ярославскому с товарищи, написано: что Королевскому Величеству покаместа право наставало, потаместа каранья чинить было немочно; а ныне за те проступки, после права постановленного, Королевекое Величество на Сейм позвати велел, и казнь по проступке права их подлинного, учинена будет.
И по тем Королевского Величества грамотам, и по ответным письмам, и по договором Панов рад, при Владиславе Короле исправленья никакова не бывало, а откладывали то дело с Сейму на Сейм, по многие годы, и тем чинили проволоку, мимо истинные правды и вечнаго докончанья.
А как после Владислава Короля на Королевстве Польском и на Великом Княжестве Литовском учинился брат его нынешний Ян Казимер, Король, Его Королевское Величество, и при нем не токмо что в прежних неправдах исправленье учинено, но учало быть и пуще прежняго по Его Королевского Величества веленью; а по злому вымыслу Панов рад печатаны в разных городах книги на Польском и на Литовском языкех, а в тех книгах напечатано про отца нашего, блаженныя памяти, про Великого Государя, Царя и Великого Князя Михайла Феодоровича, всея России Самодержца, и про деда нашего, блаженныя памяти, Великого Государя Святейшего Патриарха Филарета Никитича Московского и всея России, также и про Нас, Великого Государя, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца, злые безчестнья и укоризны и хулы не токмо Нам, Великим Государем Християнским, помазанником Божиим, и простому человеку слышати и терпети не возможно.
Также наших Царского Величества про Бояр и про всяких чинов людей Московскаго государства вапечатаны в тех книгах многие безчестья и злые
укоризны, чего ни в которых государствах не токмо за вечным докончаньем, и в развратье того не бывает.
И в прошлом в 1648 году, по Нашему, Царского Величества, указу посыланы от Нас, Великого Государя, в Польшу и в Литву к Яну Казимеру Королю, к Его Королевскому Величеству, наши Царского Величества великие и полномочные Послы: Боярин и Оружейничей и Наместник Нижняго Новгорода, Григорий Гаврилович Пушкин с товарищи о тех Королевского Величества и Панов рад многих неправдах говорити, и за наши Государские чести, по посольским договорам, на виноватых просити казни смертныя.
И по указу Королевского Величества, Паны рада тем Нашим Царского Величества великим Послам дали договор за руками своими и за печатми, что тех всех, за честь отца нашего, блаженныя памяти, Великого Государя, Царя и Великого Князя Михаила Феодоровича, всея Руссии Самодержца, и за нашу Великого Государя, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всея Великия и Малыя и Белыя Русии Самодержца, Нашего Царского Величества, обвиненных людей, которые в росписи от, их великих Послов Панов раде поданы, на Сейм позвать и на Сейме, против конституции 1637 году, осудя и по проступке и смертью, кто будет достоин, казнити при Наших, Царского Величества, Послех или при Посланниках, которых Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество, для обличенья виновных с прописными листами пришлем; а в конституции 1637 году напечатано, что на таких людей, которые учнут Наши, Царского Величества, титлы убавливать или
переменять, положено право Латинским языком: ненам пердуэллиолис, то есть на тех винных смертная неотпущательная казнь и отлучение имения.
И после того, во 1652 году, по Нашему Царского Величества указу, а по присылке Яна Казимера Короля, Его Королевского Величества, посыланы к
нему, Королевскому Величеству, на Сейм с прописными листами Наши Царского Величества Посланники: Дворянин и Наместник Боровский Афанасий Осипов, сын Прончищев, да Дьяк Алмаз Иванов. И будучи они у Королевского Величества и у Панов рад в ответех, о Нашей Государской чести говорили и на виноватых по договору и по конституции казни просили, и Королевское Величество и Паны рада на том Сейме, при Наших Царского Величества Посланниках, не токмо что по договору исправленья учинили, но многих винных людей и к суду не поставили, и правды ни в чем не показали, и тех Наших, Царского Величества, Посланников отпустили без дела; и после того присылал к Нам, Великому Государю, к Нашему Царскому Величеству, Королевское Величество Посланников своих, и с ними присылал с Сейму на тех подданных своих, за нашу Государскую честь обвиненных людей, с декретом, и в том декрете к прямому исправлению ничего не написано, и многие винные люди от вин своих мимо всякие правды учинены свободными; а на которых на худых людей от четырех сот винных только на двенадцать человек и вина положена, и про тех в том же декрете таково беззазорно написано: где они, живы ли, или померли и про то им и самим неведомо.
И Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество, исполняя вечное докончанье и ожидая с Его Королевского Величества стороны исправленья, в прошлом во 1653 году посылали к Его Королевскому Величеству Наших, Царского Величества, великих и полномочных послов: Боярина и Наместника Велико-Пермского, Князя Бориса Александровича Репнина-Оболенского с товарищи, чтоб он, Королевское Величество, памятуя вечное докончание и Посолские договоры и Сеймовые свое уложенья Конституцию, велел в тех вышеименованных делех исправленья учинить.
Да им же Нащим, Царского Величества, великим и полномочным послом по челобитью к Нам,, Великому Государю, к Нашему Царскому Величеству, войска Запорожского Гетмана Богдана Хмельницкого и всего войска Запорожского и всея Малыя России жителей, Королевскому Величеству и Паном Реде велено говорить: чтоб они в Малороссийских городех Святых Божиих церквей не отнималй, и православные християнские веры Греческого закона не гонили, из Гетманом з Богданом Хмельницким и со всем войском Запорожским междоусобие успокоили, по Зборовскому договору, и которые святыя Божии церкви оборочены в костелы, те-б церкви отдали им, и неволи-б им в вере не чинили.
И буде Королевское Величество и Паны Рада то учинят, что с войском Запорожским и со всею Малою Россиею войну успокоят, и в вере им впредь неволи чинить не учнут, и церкви Божии отдадут им по прежнему, и Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество, для православные християнские веры и святых Божиих церквей Королевскому Величеству велели такую поступку учинить: блаженныя памяти отца Нашего, Великого Государя, Царя и Великого Князя Михаила Феодоровича, всеа Русии Самодержца и Нашего Великого Государя, Нашего Царского Величества безчестья уступить и тем людем, которые в наших Государских имянованьях в прописке объявились и достойны были смертной казни, и те их смертные вины велели им отдать.
И Ян Казимер, Король, Его Королевское Величествр, в том деле правды никакие не показал, а Паны Рада в ответех Наших, Царского Величества, великим и полномочным послом говорили, и называли то дело о Нашей Государской чести малым делом, и те великие дела поставили ни во-что и отказали с великим бесчестьем; так же и прошение Наше, Великого Государя,
о гонении православные християнския веры, и о отдании святых Божиих церквей, и о кроворазлитии православных християн, и о успокоении войны с Гетманом с Богданом Хмельницким и с войском Запорожским и со всею Малою Россиею, Нашим, Царского Величества, великим Послом отказали, со многими укоризнами, а говорили, что Зборовского договору у них не бывало и на свете ево нет, а помирятца де они с ними в то время, как они, Гетман Богдан Хмельницкий и все под ним будучее войско, сабли на свои шеи положат;
Королевское де Величество и они Паны рада и вся речь Посполитая клятву на себя в том положили, что их всех снести и до ссущих младенцов, и хотя православную християнскую веру искоренить и святыя Божия церкви разорити, пошли на них войною,похваляля при наших Царского Величества великих Послех.
А как де у Королевского Величества и у Панов рады был Сейм в прошлом во 1653 году, в Бресте-Литовском, и у них де иа Сейме приговорено: что православных християн Греческого закона, которые живут в Коруне Польской и в великом Княжестве Литовском, побить и церкви Божии разорить, чтоб у них вера Греческого закона искоренилася.
И Нашего Царского Величества великие и полномочные Послы Королевскому Величеству и Паном раде говорили: как прежние Короли Польские и великие Князи Литовские обираны на Королевство, и на коровании духовного и мирского чину людем присягали на том, что им меж разнствующими в вере християнской людми остерегати и защищати, и никакими мерами для веры самим не теснить, и никого на то не попущати, а буде они те свои присяги не здержат, и они подданиых своих от всякие верности и послушания чинят свободными, и разрешения о той клятвы своей ни у кого просити не будут и не примут, и в корованье их то напечатано подлинно.
Так же и он Ян Казимер, Его Королевское Величество, как обиран на Королевство и на корованье духовного и мирского чину присягал по томуж.
И Он, Королевское Величество, не токмо что православную християнскую веру оберегал и защищал, но и гонение злое чинил паче прежняго, и присяги своей не здержал, и подданных своих и православных християн тем от подданства учинил свободных.
И Королевское Величество и Паны рада великим и полномочным Послом в том во всем отказали, и сходства никакова не учинили, и отпускали их без дела.
И Великие и полномочные Послы Королевскому Величеству и Паном раде говорили: будет он Королевское Величество и Паны рада против вечного докончания и Посольских договоров и Сеймового своего уложенья Конституции о вышеимянованных. делех исправления не учинят, так же и по прошению нашего Царского Величества святых Божиих церквей от гонения не свободят, по Зборовскому договору, и от кровопролития православных християн не престанут, из Гетманом с Богданом Хмельницким и со всем войском Запорожским от войны не успокоятца, и Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество, освидетельствовався Богом и всем светом, Гетмана Богдана Хмельницкого и все войско Запорожское велим под свою Великого Государя, Нашего Царского Величества, высокую руку принять.
И в прошлом же во 1654 году, Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество, видя Королевского величества и Панов рад на православную
християнскую веру и на святыя Божия церкви велие гонение, и слыша от них такие клятвенные похвальные слова, Гетмана Богдана Хмельницкого, и все войско Запорожское, и всю Малую Русь, с землями и с городами под Нашу, Великого Государя, Нашего Царского Величества, высокую руку, по многому их слезному челобитью, принять изволили.
И Гетман Богдан Хмельницкий, и Полковники, и всякие начальные люди и козаки, и мещаня и чернь войска Запорожскаго Нам, Великому Государю, Нашему Царскому, Величеству, в Соборной Апостольской церкви перед святым Евангелием веру учинили, при Ближнем Нашем, Царского Величества, Боярине и Наместнике Тверском, при Василье Бутурлине с товарищи, на том: что им за святыя Божии церкви и за православную християнскую веру против всякого неприятеля стоять, и Нам, Великому Государю, Нашему Царскому Величеству, служити верно на веки.
И как Гетман Богдан Хмельницкий и все войско Запорожское у Нас, Великого Государя, у Нашего Царского Величества, в подданстве учинилися, и Королевское Величество и Паны рада и вся речь Посполитая пошли на них, православных Християн, войною, и с Ханом Крымским учали ссылатца о соединении к войне на них Гетмана и на все войско Запорожское.
И Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество, прося у Господа Бога милости, и у Пречистые Богородицы и у всех святых помощи, и взяв непобедимое оружие—честный и животворящий крест Господень, за избавление святых Божиих церквей и единые православные християнские веры и за них православных християн к Нам, Великому Грсударю, к Нашему Царскому Величеству, за их Королевского Величества и всей речи Посполитой за многие неправды, и безчестья, и злыя укоризны и за нарушанье вечного докончанья, изволили итить на Польского Яна Казимера Короля своего Государскою Особою с Нашими, Царского Величества, подданными: Грузинским, и с Касимовским, и с Сибирскими Царевичами, и с Бояры Нашими и Восводы и со многими ратми, и на оборону Нашего Царского Величества подданным в войско Запорожское против неприятелей посылали наших Царского Величества Бояр и Воевод оо многими-ж ратьми.
И Гетман Богдан Хмельницкий, видя к себе Нашу, Великого Государя, Нашего Царского Величества, милость и оборону к войску Запорожскому и ко всем Малороссийским жителем, служил Нам, Великому Государю, Нашему Царскому Величеству, по своему обещанью, со всем войском. Запороским верно и до своей смерти.
И как в прошлом во 1657 году, Гетмана Богдана Хмельницкого не стало, и войском Запорожским обрали в Гетманы Писаря Ивана Виговскаго, и Иван Выговский Нам, Великому Государю, Нашему Царскому Величеству, в Переясловле на Раде, при Нашем, Царского Величества, Ближнем Окольничем и Оружейничем и Наместнике Ржевском при Богдане Матвеевиче Хитрово с товарищи, и при Киевском Митрополите Дионисии Балабане, и при иных властех и при всем войске Запорожском на Гетманство веру учинил, перед святым Евангелием, и обещался Нам, Великому Государу, Нашему Царскому Величеству, служить верно.
И по малом времяни он Иван, забыв страх Божий и свое обещание перед святым Евангелием, соединяся с Польскими людьми и с Крымскими Татары, учал воевать войско Запорожское и Малороссийских жителей и учинил междоусобие и невинное християнское кроворазлитие, и Нам, Великому Государю, Нашему Царскому Величеству, изменил и присягал Королевскому Величеству.
И Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество, видя ево измену, указали, для успокоения той войны и християнского невинного кровопролития, итить в Малороссийские городы Нашего Царского Величества Ближнему Боярину и Воеводе и Наместнику Казанскому Князю Алексею Никитичу Трубецкому с товарищи и с Нашими, Великого Государя, ратными людьми на оборону Малороссийских городов; и войска Запорожского православные християне, видя его Виговского измену и православных християн невольное кровопролитие, присылали в Путивль к нему, Ближнему Боярину нашему и Воеводе и Наместнику Казанскому к Князю Алексею Никитичю Трубецкому с товарищи Посланцов своих бити челом Нам, Великому Государю, Нашему Царскому Величеству, что они, памятуя страх Божий и прежнюю присягу Гетмана Богдана Хмельницкого, от того злочинца Виговскаго отстали, и обратилися на истину, и вины свои принесли.
И чтоб Мы, Великий Государь, Наше Царского Величества, их войска Запорожского православных християн пожаловали, вины их велели им отдать, что они в след того злочинца ходили по ево прелестям и обману по неволе, и велелиб им быть под Нашего Великого Государя, Нашего Царского Величества, высокою рукою в подданстве по прежнему.
И Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество, Государь християнский милосердый, их войска Запорожского всякого чину жителей, для единые православные християнские веры пожаловали, вины их велели им отдать и под Нашего Царского Величества высокою рукою в подданстве быть им по прежнему, и велели им учинить Раду для обирания нового Гетмана, а на той Раде быть Ближнему нашему Боярину Воеводе и Наместнику Казанскому Князю Алексею Никитичю Трубецкому с товарищами.
И они войско Запорожское в Переяславле на Раде обрали в Гетманы Юрия Хмельницкого, и обранный их Гетман Юрий Хмельницкий, и всякого чину начальные люди, и все войско Запорожское, на Раде, в Переяславле, при нашем Царского Величества Ближнем Боярине и Воеводе и Наместнике Казанском, при Князя Алексею Никитиче Трубецком с товарищи, перед святым Евангелием веру учинили на том, что ему Гетману со всем войском Запорожским всяких чинов людьми и Малыя России со всеми городами и землями быти под Нашею, Великого Государя, высокою рукою на веки не отступным и служить им Нам, Великому Государю, Нашему Царскому Величеству, верно безо всякие измены, и статьи за руками своими дали.
И после того Гетман Юрий Хмельницкий со всем войском Запорожским, учиня на Раде, в местечке Кадачку, с Боярином нашим и Воеводою и Наместником Белоозерским с Васильем Борисовичем Шереметевым с товарищи договор, что им Боярину нашему и Воеводам с нашими, Великого Государя, ратными людьми и ему Гетману Юрию Хмельницкому, собрав войска свои, итить месте против Польских людей и Крымских Татар.
И по Нашему, Великого Государя, указу Наши Царского Величества Боярин и Воеводы, со всеми ратными людьми, на оборону Малые России единоверных православных християн против Польских людей и Крымских Татар из Киева пошли.
А Гетман Юрий Хмельницкий с войском Запорожским пошол же, и в том походе Нам, Великому Государю, изменили.
А за клятвопреступление обоих бывших Гетманов Ивана Виговского и Юрия Хмельницкого Бог воздал месть, а какую месть, и про то войску Запорожскому ведомо подлинно.
И в прошлом в 1663 году в разных месяцех и числех писали к Нам, Великому Государю, к Нашему Царскому Величеству, подданные войска Запорожского Наказной Гетман Яким Самко и все войско Запорожское,чтоб Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество, пожаловали, велели прислать в Малороссийские городы Нашего Царского Величества и Думных людей, ково Мы, Великий Государь, изволим, и учинить Генеральную Раду под Переяславлем, а на той Раде обрать Гетмана.
И по Нашему, Великого Государя, Нашего Царского Величества, указу, а по челобитью войска Запорожского Наказного Гетмана Якима Самка и всея Старшины и войска Запорожского посылан, для Гетманского обиранья в Малороссийские городы, Окольничей наш и Наместник Галицкой Князь Данило Степановичь Великого-Гагин с товарищи.
И на Генеральной черневой Раде, под Нежиным, всем войском Запорожским и чернью обрали всеми волными гласы в Гетманы Ивана Брюховецкого, и он Гетман на верное и вечное подданство тут же на Раде при Околничем нашем, при Князе Даниле Степановиче Великого-Гагине и товарищи веру учинил перед святым Евангелием на том, что ему Гетману со всем войском Запорожским Нам, Великому Государю, Нашему Царскому Величеству, и Нашего Царского Величества детем: Благоверному Царевичу и Великому Князю Алексею Алексеевичу всеа Великия и Малыя и Белыя России, и Благоверному Царевичу и Великому Князю Феодору Алексеевичу всеа Великия и Малыя и Белыя России, и Благоверному Царевичу и Великому Князю Семеону Алексеевичу всеа Великия и Малыя и Белыя России, и наследником нашим служить верно.
И он Гетман, по своему обещанью, войска Запорожского с начальными людьми и со всем войском Запорожским Нам, Великому Государю, Нашему Царскому Величеству, служили верно.
И как в прошлом во 1664 году, Королевское Величество с Гетманы с Коруным и с Литовским и с Польскими и с Литовскими и с Татарскими и с разными с чужеземскими войски приходил на Наши, Великого Государя, Нашего Царского Величества, на Малороссийские Украйные городы войною, и он Гетман Иван с войском Запорожским соединясь Нашего Царского Величества с Окольничем и Воеводою со Князем Григорьем Григорьевичем Ромодановским с товарищи и с нашими, Царского Величества, ратными людьми, против Королевского Величества войск стояли и билися и промысл чинили явственно, и никакие Королевские и Гетманские подсыльные прелести он Гетман не уклонился.
Да и после того он Гетман против Польских и Литовсних людей и Крымских Татар, которые приходили на войска Запорожские, стоял же он и с ними бился, и языки и знамена имал и городы и местечка Малые России от тех войск очищал, и многих Польских и Литовских людей и Крымских Татар знатных людей, в языцех, и знамена в Нам, Великому Государю, к Нашему Царскому Величеству, присылал.
И в нынешнем в 1665 году, по прежнему своему обещанию и челобитью и по постановленным Переяславским статьям, которые статьи он Гетман Иван Брюховецкий, и Обозный, и Ясаул, и Судьи, и писарь войсковые, и Полковники и Старины в Батурине подтвердили и руками своими подписали при Нашем Царского Величества тайиых Дел Дьяк при Дементьи Минине, сыне Башмакове, приезжал он Гетман с вышеимянованными чинами в наш царствующий град Москву, а с собою привели в языцех Польских и Литовских людей, и Крымских Татар многих, и Наши Великого Государя, нашего Царского Величества, пресветлые очи видели, и верную свою подданственную службу Нашему Царскому Величеству объявляли.
И сверх прежних Переяславских и Батуринских статей в верной своей службе, на чем ему Гетману и всему войску Запорожскому быти под Нашего, Великого Государя, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя России Самодержца, Нашего Царского Величества, высокою рукою и наших Государских детей: Благоверного Царевича и Великого Князя Алексея Алексеевича,.всеа Великия и Малыя и Белыя России, и Благоверного Царевича и Великого Князя Феодора Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя России и Благоверного Царевича и Великого Князя Симеона Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя России и наших Государских наследников в подданстве, вновь статьи написали, и Нам, Великому Государю, Нашему Царскому Величеству, и Нашим Государским детем: Благоверному Царевичу и Великому Князю Алексею Алексеевичу, всеа Великия и Малыя и Белыя России, и Благоверному Царевичу и Великому Князю Феодору Алексеевичу, всеа Великия и Малыя и Белыя России и Благоверному Царевичу и Великому Князю Симеону Алексеевичу, всеа Великия и Малыя и Белыя России челом ударили Малороссийскими городами и с уезды и с доходы и при ближних наших боярех: при Боярине и Наместнике Астраханском, при Князе Никите Ивановиче Одоевском, и при Боярине и Наместнике Вологодском при Петре Михайловиче Салтыкове, и при Окольничем и Наместнике Новоторжском, при Князе Иване Дмитриевиче Пожарском, и при дьяках при Думном Дементье Минине, сыне Башмакове, да и Иване Михайлове, прежние Переяславские и Батуринские и нынешние новопоставленные статьи подтвердили и руками своими подписали, и Нам, Великому Государю, нашему Царскому Величсству, поднесли.
И Мы, Великий Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержец, Наше Царское Величество, ево Гетмана, за ево многие верные службы и раденья и против неприятелей мужественное и твердое стоянье, пожаловали честью боярством и знамя и булаву большие на уряд Гетманский, и сю Нашу, Царского Величества, жалованную грамоту, на подтверждение Гетманства ему, Боярину нашему и войска Запорожского Гетману Ивану Мартиновичу, изволили дать при Нас, Великом Государе, Нашем Царском Величестве.
Да евож, Боярина нашего и войска Запорожского Гетмана Ивана Мартиновича, пожаловали, велели войска Запорожского при Гетманской булаве быти Староству Гадяцкому, а к нему, в Гадяцкой же волости, Зинковского полку городом: Котельве, Опошне, Куземну, Груни, Черкаской, Зинкову, Лютенке, Веприку, Рашевке, Камышне, Ковалевке, Бурку со всеми угодьи к тем городом надлежащими, а на армату войсковую городов Лохвице, Ромну со всеми-ж принадлежностями, а Обозного, и Судью, и Ясаулов, и Хоружева, и Бунчужного, и Писарей войсковых и Полковников всех пожаловали Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество, дворянством, и Полковником на уряды, за их многие службы, в Малороссийских городех на полковничество селами, по новопоставленным статьям и Наши, Царского Величества, жалованные грамоты дать им велели.
А войска Запорожского козакам в Малороссийских городах дворами своими и землями и мельницами и всякими угодьи владети, как о том, но их челобитью, написано в нынешних постановленных статьях.
Да Мы же, Великий Государь, пожаловали Боярина нашего и войска Запорожского Гетмана Ивана Мартиновича Брюховецкого, и Обозного, и Судью, и Ясаулов, и Хоружего, и Бунчужного, и Писаря войсковых, и Полковииков, и всю Старшину и войска Запорожского козаков правами их и вольностям, велели быть против постановленных Переяславских и Батуринских и нынешних статей по их правам, а наше, Великого Государя, денежное жалованье реестровым козакам давати по статьям из зборных денег Малороссийских же городов, в то время как оне написаны будут в реестре.
Нашего Царского Величества Боярину и Гетману войска Запорожского Ивану Мартиновичу Брюховецкому, и Обозному, и Судье, и Ясаулам, и Хорунжему, и Бунчужному, и Писарю войсковому, и Полковником, и всей Старшине и всему войску Запорожскому, видя к себе Нашу Царского Величества милость и жалованье, Нам Великому Государю, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцу, и Нашим Государским детем: Благоверному Царевичу и Великому Князю Алексею Алексеевичу, всея Великия и Малыя и Белыя России, и Благоверному Царевичу и Великому Князю Феодору Алексеевичу всея Великия и Малыя и Белыя России, и Благоверному Царевичу и Великому Князю Семеону Алексеевичу всея Великия и Малыя и Белыя России и нашим Государским наследником, но своему верному подданству и по обещанию, служити верно и всему Московскому Государству добра хотети, и Наше Государское повеление исполняти, и быти в нашей Государской воле и в послушании на веки, и за Божиею помощию против наших Царского Величества неприятелей стояти мужественно и неподвижно. Дана сия наша Царского Величества жалованная грамота, в нашем Царствующем великом граде Москве, лета от создания мира 7173 (1665), месяца Декабря дня.

XII.

Манифест Государев к Малороссийским Старшинам и всему Запорожскому войску: об унятии внутреннего между ими возмущения; о несобирании никаких Рад для совещаний, без Его Государева указа и без согласия Великороссийских Воевод и Гетмана; о неследовании Дорошенковым злым умыслам; о даче ратным Великороссийским войскам хлебных по городам запасов п проч.

Божиею милостию от Великого Государя, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца и многих Государств и земель Восточных и Западных, и Северных Отчича и Дедича и Наместника и Государя и Обладателя, Нашего Царского Величества отчины Малороссийских городов: Киевскому, Черниговскому, Переяславскому, Нежинскому, Стародубскому, Полтавскому, Миргородскому, Лубенскому, Прилуцкому, Полковником, и Обозным, Судьям, и Ясаулам, и Сотникам и всему войску Запорожскому. Ведомо вам, всему посполитству, как служалого чину, так и черни, когда в оскорблениях ваших от наступающих бусурманских нахождений защищали и обороняли вас, за помощию всесильного Бога, Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество, нашими великия России ратьми, присовокупясь к вашему Християнству и не щадя многие наши Государские казны, которое заступление всему свету известно есть, а ваше плачевное обещание с подписем рук ваших, в чем верились перед святым Евангелием Христовым с начала подданства Гетмана Богдана Хмельницкого и до сего времени Боярина нашего и Гетмана всего войска Запорожского Ивана Мартиновича Брюховецкого в разных городах в договорных статьях написано, что всему войску быти Нам, Великому Государю, Нашему Царскому Величеству, в верном послушании, для того наши, Царского Величества, в городах Малороссийских Московские ратные люди с вами пребывают, не на остереганье вашего верного подданства, но на крепчайшую и непременную и всегда оборонную видеть вам неотступно Нашу Государскую милость, и тем бы противным вашим болши страх имелся, что наша Государская оборона всечасно при вас есть, а за что с допущения Божия внутренняя Християнская война в Малороссийских городах всчалась и была к чему бусурманским народам до кровопролития и до неисчетного плену двери были отворены и невинно Християнство изгублено. И в нынешнем в 1667 году милостивый Господь Бог, по своему человеколюбию, призрев на свои Святыя Апостольския Восточного благочестия Християнские церкви и преподобных отец духовного чину всечастные молитвы и всех истинных Християн неисчетных народов от тое продолжительные войны разлития крови прекращения о успокоении прошение и вопль не престающий, падал до сердец обоим Нам, Великим Государем, имети и в братственной любви и в дружбе постоянно и непременно быти и нашим Великим Государствам великой России с прилежащими многими Государствы и Коруне Польской и княжеству Литовскому к вечному и неразорванному общему миру ко всяким поселениям и пожиточным вещам ко умножению возрастати и пребывати непременно в роды на веки, а в Украйне Малороссийских городов непрестающее памятство и доброхотство соединенное нас обоих Великих Государей, чтоб вечно и немятежно от наступающих войск орды тамошние жители пребывали, а войска трудность бы свою многую отложив, милосердием покою святого удовольствованы в пожитках домовых были. И по совершении оного Богухвального дела мирных договоров, обои наши великие и полномочные Послы и Комисары тот Християнский надежный мир купно и дар Небесный донесли до нас, обоих Великих Государей, который на радость всенародную прияв, во святых Божиих церквах, также и в домовых молитвах, хвалу милостивому Богу воздали, и до ныне на всяк час верние народы Християнские воздают и домовые поселения от радости заводят и не сумневаются и с того и вечному миру совершенну и скончану неотмененно быти; а надеялись Мы, Великий Государь, наше Царское Величество, что утишение оное наипаче иных отлеглых мест на обе стороны Наших Государств у вас в радость и в великую славу принято будет, того ради, что преж вами всчалась война и проливалась християнская кровь к нашей обороне, и вместо всенародные християнские радости, ныне показано в ваших народах нечаемое противенство и страшная кровь разрываючи с Хановым величеством добрую згоду и прилигая такую Християнскую кровь, от чего милостивый Бог сохранит от побуждения большие крови и плену; и где то слыхано Посланников побить? меж которыми Государствы и война ведется, чтоб ведая Посланники побиты были, а у вас на свою кровь наступив безстрашные люди и забыв суд Божий, такое преступное и не християнское дело учинили и злую славу на весь свет пустили. Чего ожидали от вас ако от верных подданных наших розысканья и по достоинству над такими людьми здержания быти и отлуцных от правдивых християн учинити и ныне Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество от Бояр наших и от Гетмана и от воевод из Малороссийских городов со удивлением из отписок слышим, что у вас противно обещанной вере и уставленным статьям во всяком послушании смятение во всем Поспольстве всчинаетца и хотите Раду чинить, без Нашего Великого Государя указу, а с какою мыслию и Бояре наши и Гетман и Воеводы того вашего совету к Нам, Великому Государю, не пишут, и от вас самих ведомости нет, и Нам, Великому Государю Нашему Царскому Величеству, верное ваше подданство, по такому всчинанию явно чинитца развратно, чего никогда не надеялись, без всякого от Нас, Великаго Государя, оскорбления, в противность и в отступлении быти; а хотя бы то совокупление нынешнее ваше к доброму християнскому совету, яко уверных наших, собранием намерено было, а безвременно и паче Нам, Великому Государю, безвестно, и Бог разрушает советы хотящия бранем, совет же Господень за благословением пребывает во веки и вселяет единомышленныя в дом, и помышление человеческо суть суетно, и скороб престати от токового злого начинания, а держатись обещания правды и по Бозе Нашим Государским правом, которые спомогательны и обороною християнству не противитися, яко противляющийся истине древле погибоша, и ныне страх находящий на людей, всем в очех явен, и огнь огнем не обычей людем тушити, но заливать тот пламень сирною водою, которую милостивый и человеколюбивый Господь Бог изобильною благостию своею преумножил сердечные сосуды, и черпала подал во християнские руце наши и спасительных струй, емлюще тот крововидный пламень военного огня заливать и зноем оскорбления изсохшие людские сердца прохлаждати и мирно напояти. И вам бы Полковником и всем начальным и рядовым и черни всему поспольству имеюще веру, надежду, любовь, без чего християнину невозможно во истине прибыти, малодушных людей и суетных к пути истины от злого начинания ко обращению правды приводити, и разсуждали им законом Божиим, в чем християнин пред неумытным судом Христовым имать изтязан быти, и за воле самого себя впадшего в греси тяжко слишати, а кольми паче хто кого соблазнит, и горе человеку тому им же соблазн в мир выйдет, и лутче бы ему не рождену быти; а у вас некоторые легкомысленные люди, презрев страх Божий, за пустоту любве окамелелых сердец их в злой путь тамошнему Гетману Дорошенку хотят последовать, а должно было и оного Дорошенка напомнивати единою купелью християнство и заблуждшего взыскати и во ограду овец Христовых привести, чтоб чувственные волки над их отступкою кровию разъярясь невинных блудящих в горах противенства их или несмысльства не поели и овчарни Христовы пусты не оставили. Ей, попекитеся о сем богоугодном и спасительном християнском деле и отлучитесь верныи от противных и непослушных, и не возразите на ся праведного гневу Божия, за что-бы на оборону правдивым вам и верным християном и нас великих християнских Государей обоих славных Государств, многие рати в ваши краи не порушились и смешение великим кровям, заступая от Бусурманскаго плену, не учинилось, и тому у вас с Дорошенком единомыслию целый бы свет учал дивитца, что дождав християнского миру, к которому и Салтан Турский и Хан Крымский, яко соседи пограничные, показуючи дружбу, хотят склонны и в почтенном мирном величестве пребыти, и отступники тогда где явятся? А между нами, великими Государи, и обоими Государствы нашими всеми многочисленными народы, конечно, без всякого размышления неразорванный мир и при границах пребывающие народы; якож будучи в прошедшей войне на обе стороны противенство чинили и нынешним Посольским договором от Нас, Великих Государей, прощаны и свобождены и во всем без гневу и без мести имут во веки пребыти, и в християнском успокоении безмятежно жити, за что Господь Бог благословит и всякими душеспасительными и домовыми строениями на неисчетные лета умножит; а Мы, Великие Государи християнские, по своей братственной обновленной любви, в своих Государских милостях неотменно вас, верных подданных, под обороною крепкою с Божиею помощию непременно учнем держати, а вам бы ныне в городах Малороссийских наших Царского Величества ратных людей хлебными запасы с черни по достоинству без оскорбления кормить и с бояры нашими и с Гетманом и с Воеводы о Божиих и о Наших Государскнх делах советовать и Богухвальные мысли свои к послушанию верному приносит, чтоб Нам, Великому Государю, сумнения никакова на вас, верных подданных, не было, и с таким християнским добрым намерением во умножении всех благих, милостивый Господь Бог и Наше Государское счастье вас преумножит непременно. Писана в нашем царствующем граде Москве, лета от создания мира 7175 (1667) года, месяца Июля 7 дня.

XIII.

Письмо Брюховецкого к Донским Козакам.

Славного, грозного и непобедимого войска Донского Атаману и всему Рыцарству, на Дону прибывающему, доброго здравия, умножения славы безсмертной и над неприятельми победы от Господа Бога получити усердно желаю.
Тако всемилостивый Господь в сем нужном житии людем прелестно живущим их неправдам и злобам долго терпит, иже токмо сам всякого доброе и злое намерение и мысль ведати хощет, те прелестнейшие убо прибывают, которых бы правду испытав, пользоватися имел человек, обаче Бог и ведает лукавыми деяньми, к какому концу живота своего достигнути могут. Таковый обман людцкой и злоба развращенная правоверных Бояр, едва мене и всего верного и славного войска Запорожскаго, густо увязанные сети распростерши не уловили, на которых пред вами, братиею моею, и пред всем славным Рыцарским войском Донским жалуюся, подая вам, братии моей, к разсуждению сию вещь, аще праведно Москва сотворила, что с древними главными врагами православному Християнскому, Ляхами побратався уставили сице: чтоб православных Християн, на Украйне живущих, всякого возраста и малых отрочат мечем вырубить и искоренить, в слободах обретающихся людей таковых православных захватив, аки скот в Сибирь загнать, славное Запорожье и Дон разорити и в конец потребить, чтоб на тех местах, где славные войска православного Християнства на Запорожье и на Дону обретаются, от кровавого труда хлеба употребляют, там в дикие поля зверинные жилища обратити хотят? Сверх того еще со скуделых Ляхов, чтоб на потребление православных Християн в Украйне в слободах на славном Запорожье и на Дону, живущих иноземцами, могли осадить; Бояре бо Московские разоренных вспомогаючи Ляхов четырнадцать миллионов денег дали и дружбу, которую с ними вечною присягою утвердили, не для чего иного, мне мнитца, токмо хотя вибитца из под Царской руки, чтоб могли аки в Польше Ляцким побытом и городами владети; в Польше Бо Сенатори все Королями, а одного за господина быти, мало разумеют. Того ради всех неповинных людей и начальника Богом данного к нищете и к хлопотам приходят, а наконец и сами к пагубе приходят; яко и сего времени те Московские Царики, на нас бедных невинных, которые ему были добровольно, без всякого насилия поддалися, не для чего иного, токмо ведаючи его, православного Царя; но Бояр безбожная, луковая, мучительская злоба усоветовала присвоити себе в вечную кабалу и неволю. Обаче Всемогущая Божия десница от того тяжкого и нестерпимого ига, уповаю, свободити изволит. Тое убо к разсуждению вам, братьи моей, подаю, что Москва как с Ляхами, головными неприятельми нашими, перемирье взяли, Жидов и иных иноверцов, которые были завоеванные, покрестилися и поженилися на Москве, взяв на себя их присягу и на волю им дав, в какой хотят прибывати в вере, отпустили в Польшу, и те как вышли с Москвы того времени порудив крест святый своим древним поганым обычаем, стали держать веру. Аще ли то праведно? А нашу братью, православных крестиян, никакими мерами (хотя единой матери нашие Божии церкви дети), свободити никогда не хотят, так яко и поганцов Жидов и иных иноверцов, но еще в большую кабалу и беду ведут. Воистинно над все поганые народы жесточайшими пребывают, в чем самое и поганское дело свидетельетвует, что верховнейшего Пастыря своего, Святейшего Отца Патриарха, который их к доброму делу яко привождал, они же не яко овцы Пастыревы были, но его зверхти егда не хотя послушными заповеди его быти, который научал, чтобы имели милость и любовь к ближним и братии своей, се есть ко убогим и мирским людем, за таковое его глаголание в заточение отдали, чтоб больших к доброму Делу не наставлял, и ктому Святейший Отец наставливал их, чтоб чином Християнским, а не поганским, учреждалися, но и паче, дабы не присовокуплялися к Латинской ереси, которая много православию святому вредит. Ныне же не токмо, чтоб не присовокупились, но и сами приняли Унею и ересь Латинскую, егда и ксендзом в церквах служити произволили, и самая Москва уже не Руским, но Латинским письмом писати иачала; городы також, которые козаки храбростию своей не щадя здравия своего, саблею взяв, Москве под державу поддали было, те все места Ляхов в руки отдала, в которых городах, где Ляхи учинили всякия смятения церкви Божией и православию святому, а православным людем утеснение и гонение содеваетца, понеже православным церквам насилие, егда повелевают церкви обращать на Униятские костелы, а людей бедных православных Християн, которой бы не хотел в безбожной Унии, или ереси Латинекой пристати, у тех не токмо вотчины отнимают, но и самих бьют и немилостиво мучат и даже до смерти, от того приходят. А еже вы, братия моя милая, обыкли всегда при славе, победительстве и вольности всякой пребывати, советую, того ради, лучше порадейте вы господа, о златой вольности (при которой все богатства, все имения Бог подает) нежели бы вы господа обманчивым Московским жалованным казною прельщены были. Опасаю, сколь скоро братию мою усмирят, то тотчас в начале Украйну, потом о искоренении Дону и Запорожья промышляти будут, чего им Боже не до помози, понеже их злое намерение уже и объявилось в нынешных недавных временех под Киевом в ымянуемых городех: в Броварях, в Гоголеве и в иных, нещадив и малых деток, мужеский и женский пол всех жителей народы Украинские и Литовские высекли и выгубили мучительско. Произвольте того ради, вы, братия моя, разсудить, аще ли Християнски поступает Москва? Не Християнское, но и паче поганское обретается их дело, и что ни есть зде починили, описати трудно. Прошу вторицею и опасаю, дабы не предались ви тою их нещастливою прельщенным быти казною, но с господином Степкою будьте вы единомыслено брацкого желательного приятства, яко же, благодарим Бога, с Заднепрскою братиею нашею на дрогой стороне будучею в нерозорванном союзе братцкой любви. Чего ради от вас, братии моей, ащели обыклая к нам дружба и любовь ваша будет, ни мешкаючи ни часу за Нашим Посланцом своего присылайте, чтобы дружбу вашу совершенно знали и в ней непременно всегда пребывали, которой наставник, да будет нам всем Господь, которому с вами, братиею моею, отдаюся прилежно. Дан в Гадиче, Февраля в 14 день, лета в 1668.
Вам, братьи моей милой, всего добра желательный слуга
Иван Брюховецкий, Гетман верного воиска 3апорожского.

<<<< Назад | Вперед >>>


[ HOME ]

История Малой России
Фон Фон © ОУНБ Кiровоград 1998-2005 Webmaster: webmaster@library.kr.ua