[HOME]
ОУНБ Кіровоград
DC.Metadata

[ HOME ]
Фон История Малой России
 

Фон

<<< Назад | Вперед >>>



VI.

Письмо Гетмана Виговского к Государю, Царю Алексею Михайловичу.

Божиею милостию Великому Государю, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцу, Московскому, Киевскому, Владимирскому, Новгородскому, Царю Казанскому, Царю Астраханскому, Царю Сибирскому, Государю, Псковскому и Великому Князю Литовскому, Смоленскому, Тверскому, Волынскому, Подолъскому, Югорскому, Пермскому, Вятскому, Болгарскому и иных, Государю и Великому Князю Новагорода Низовския земли, Черниговскому Рязанскому, Полоцкому, Ростовскому, Ярославскому, Белоозерскому, Удорскому, Обдорскому, Кандинскому, Витебскому, Мстиславскому и всеа Северныя страны Повелителю и Государю Иверския земли, Карталинских и Грузинских Царей и Кабардинския земли, Черкаских и Горских Князей и иным многим Государствам и землям Восточным и Западным и Северным отчичу, и дедичу и Наследнику, и Государю, и Обладателю, Вашему Царскому Величеству, Иван Виговский, Гетман, с войском Вашего Царского Величества Запорожским низко до лица земли челом бьем.
Уже есмы не поединократно, а в последний с Дьячком с Василием Михайловичем Вашему Царскому Величеству извещали, что мы никакою верою присяги и веры нашия Вашему Царскому Величеству изменить не мыслим, но совершенно на милость Вашего Царского Величества надеемся, и в том во всем на Бога упование полагаем. А нынешнего времени досталася нам грамота друкованая, писана именем Вашего Царского Величества, в которой с немалою жалостью прочли, что меня за единого почитано изменника, будто я имел изменить присягу Вашему Царскому Величеству, войско Запорожское на веру Латинскую приводити, что как по все те времена под крепкою Вашего Царского Величества рукою пребываючи от меня не показалося, но и паче кровь мою проливал есмь и здоровье за достоинство Вашего Царского Величества полагати готов был есмь, так и ныне не дай того Боже, чтоб то и в помышлении моем имело быть, будучи всегда от предков моих Православным Восточныя церкви сыном; и да сам Бог такого судит, который меня так пред Вашим Царским Величеством оглашает, и милость, Вашего Царского Величества нарушает. А что мы дважды с войски на за-Днепр ходили, и есмы не каковую Вашему Царскому Величеству чинили измену, но для усмирения домовыя своеволи, которая многия людем обиды чинила, и усмиря тоя, тогож часу с войсками возвратились, никакия зацепки с городами Вашего Царского Величества не чиня и ни на которые наступаючи; да и под Киевом что сталося, без моей учинялось ведомости, и указу на то от меня не было, чтоб войною идти, только для разговору. А буде в ком покажется вина, и Ваше Царское Величество, прислав кого, вели розыскать всякого такового, справедливость учинить, рати Своею Царского Величества не изволь посылать, для большего городов Украйных разоренья, что мы рук на Ваше Царское Величество подымать не мыслим, но верою и правдою, по присяге нашей служити Тебе, Великому Государю, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всеа Великия и Малыя и Белыя России Самодержцу, Вашему Царскому Величеству, хощем, и указу от Вашего Царского Величества на месте, в Чигирине, ожидать будем. А будет, за оглашением людей ложных, милости Своей на нас Ваше Царское Величество не покажешь, и ратем своим прикажешь на нас наступать, и о том все иноверцы утешатся и многие иного Государства искать будут, чего как себе не желаем, так Вашему Царскому Величеству низко до лица земли челом бьем, не хотя кровопролития меж Православными Христианы, и пожалуй нас Своею Царского Величества скорою грамотою, чтоб есмя были обнадежены милости Вашего Царского Величества. А с тою грамотою нашею отпустили есмя Подьячего Якова Портомойна с товарищи, да и своих Послов наскоро к Вашему Царскому Величеству, с объявлением верного и невинного подданства нашего, с тем желаючи Ваше Царское Величество долголетно на пресветлых престолех царствующего видети, подданство мое под ноги Вашего Царского Величества поддаю, слезно Вашему Царскому Величеству челом бьючи, чтоб еси меня, которого Бог от рук Ляцких боронил, не предавал в руки таковыя, но милость мне, верному подданному, показал. Дан в Чигирине, дня 17 Октября, 1658.
Нашему Пресветлому Царскому Величеству нижайшие слуги и верные подданные: Иван Виговский, Гетман, с войском Вашего Царского Величества Запорожским.

VII.

Запись по которой приведены к вере, по святой, непорочной Евангельской заповеди, Гетман Георгий Хмельницкий, Обозный, Судьи, Ясаулы Полковники, и вся Старшина и чернь в Переяславле в Соборной церкви Успения Пресвятыя Богородицы.
Яз, Гетман Георгий Хмельницкий, обещаюсь пред святым Евангелием на том, что в прошлых летах посылали к Великому Государю, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцу, отец мой, Гетман Богдан Хмельницкий, и все войско Запорожское посланников своих многажды бити челом, чтоб Великий Государь пожаловал, велел его Гетмана со всем войском Запорожским и всю Малую Русь, всяких чинов людей принять с городами и с землями под свою Государскую высокую руку в вечное подданство. И Великий Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержец, Его Царское Пресветлое Величество, пожаловал под свою Государскую высокую руку его, Гетмана, отца моего, Богдана Хмельницкого и все войско Запорожское со всею Малою Россиею приняти изволив.
И в прошлом в 165 году, волею Божиею, отец мой, Гетман Богдан Хмельницкий, умер, а после его, по указу Царского Величества и по Войсковому обранью, учинен был войску Запорожскому Гетманом Писарь Ивашко Виговский; и ныне он, Ивашко, за свое клятвопреступление войском-же Запорожским от Гетманства отставлен, а по указу Великого Государя и по обранию всего войска Запорожского учинился ныне на Раде войску Запорожскому Гетманом я, Георгий Хмельницкий.
И мне, Гетману Георгию, с Полковники, и с Сотники, и со всякими чиновными людьми и со всем войском Запорожским, всяких чинов людьми, быть под Царского Величества высокою рукою на веки неотступным и служить Ему, Великому Государю, и Сыну Его Государеву, Государю нашему, Благоверному Царевичу и Великому Князю Алексею Алексеевичу всея Великия и Малыя и Белыя России, и наследников Их верно, и на всякого Его Государева неприятеля стоять по Его Государскому повеленью безо всякия измены, а к Польскому, и к Турскому, и к Крымскому, и к иным Государем не приставать; и на том на всем я, Гетман Георгий, и войска Запорожского всякого чину люди, на чем ныне обещаемся, пред святым Христовым Евангелием, при Его Царского Величества боярех: при ближнем Боярине и Наследнике Казанском при Князе Алексие Никитиче Трубецком, при Боярине и Наместнике Белоозерском при Василье Борисовиче Шереметеве, при Окольничем и Наместнике Белогородском при Князе Григорье Григорьевиче Ромадановском, при при Думном при Ларионе Лопухине, да при Феодоре Грибоедове, которых Его Царское Пресветлое Величество для того ныне прислал. А на истинное уверение во всем в том обещаюсь Государю своему, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцу, и Его Благоверной Царице, Государыне нашей и Великой Княгине Марьи Ильиничне, и Благоверному Государю, Царевичу и Великому Князю Алексею Алексеевичу, всея Великия и Малыя и Белыя России и Их Государским Наследником, по непорочной заповеди Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, яко-же во святом Евангелии указал еже ей ей на том: служити мне и всему войску Запорожскому, всяких чинов людем, Ему, Великому Государю своему, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцу, и Его Благоверной Царице, Государыне нашей Великой Княгиие Марии Ильиничне, и Благоверному Государю, Царевичу и Великому Князю Алексею Алексеевичу, всея Великия и Малыя и Белыя России, и Их Государским Наследником; и опрычь Государя своего, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца, и Сына Его Государева, Государя, Царевича и Великого Князя Алексея Алексеевича, всея Великия и Малыя и Белыя России, и Их Государских Наследников, на Московское и на Владимирское Государства, и на все Великия Государства Российского Царствия, и на Великое Княжество Литовское, и на Княжества Киевское и Черниговское, и на всю Малую и Белую Русь, иного Царя из иных Государств, Польского и Немецких Королей и Королевичей, и разных земель Царей и Царевичей, из руских и из иноземских родов никого не хотети и под Государствами, которыя под Ними Государями, не подыскивати ни которыми мерами и никакою хитростью.
А где уведаю или услышу на Государя своего, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца, и на Сына Его Государева, Благоверного Государя, Царевича и Великого Князя Алексея Алексеевича, всея Великия и Малыя и Белыя России, и на Его Царского Величества Наследников, и на все Его Великия Государства, на Великую и на Малую и на Белую Русь, и на Великое Княжество Литовское, каких неприятелей Польских, Турских или Крымских, или коих иных Государств собрание и злой умысл, или Его Царскаго Величества в подданных измену или какой злой умысл: и мне, Гетману Георгию, Государю своему, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцу, про то известить как можно вскоре; а самому против неприятелей за Государя своего и за его Государства стояти и промыслы всякими к помощи делати и битись, не щадя головы своей, а изменника пойматы и прислать к Царскому Величеству. А где велит мне Царское Величество быть на Своей Великого Государя службе войска Запорожского с ратными людьми, и с своими, Царского Величества, Московскими ратными людьми, и кто будет Царского Величества над войски Бояре и Воеводы совет держать и войска Запорожского ратным людем с Его Царского Величества ратными людьми по тому же совет и промысл имети, и с Его Государевыми недруги битись за одно; а которые со мною будут Царского Величества подданные, войска Запорожского ратные люди, и мне им утверждати, чтоб они Царского Величества с ратными людьми совет и дружбу имели, и Царского Величества с недруги бились за одно, не щадя голов своих; чтоб их обещание и клятва всех была без преткновения постоянна. И из полков мне Царского Величества к приятелю не отъехати никакими мерами, измены не учинить и в городех, где мне лучится быти, Царского Величества с поданными с Московскими ратными людьми и с иными, которы Царского Величества подданные, и мне тому неприятелю города не сдать, и неприятеля на простое и на безлюдное место собою и иным никем к городу не подвесть, и зла никакого не учинить, и ни в которое в иное Государство изменою не отъехать, и, будучи в полках, Воевод не покинуть, и с Его Государевыми недруги и со изменники не ссылатись, и ни в чем мне Государю Своему, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцу, и Сыну Его Государеву, Государю, Царевичу и Великому Князю Алексею Алексеевичу, и Их Государским Наследником не изменити никоторыми делы и никоторым лукавством; а кто не станет Государю, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцу, и Сыну Его Государеву, Государю, Царевичу и Великому Князю Алексею Алексеевичу и Их Государским Наследником служити и прямити, или кто учнет с Их Государскими недруги ссылатися, и мне с теми людьми за Них, Государей своих, и за Их Государства битися до смерти; а самому мне, Гетману, по моему обещанию, еже обещаваюсь ныне пред святым сим Евангелием, ни к какой измене и к воровству ни к какому и ни к какой прелести не приставати. А что от Великого Государя, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца, от Его Царского Пресветлого Величества, был я отлучен изменою клятвопреступника Ивашка Виговского, и впредь мне к тому изменнику и клятвопреступнику к Ивашку Виговскому и к его советником, к таким-же изменникам и клятвопреступникам, не приставати и ни на каких злочинцов прелести не прельщатись; и статьи, которы преж сего даны были прежнему Гетману, отцу моему, Богдану Хмельницкому, и которыя статьи ныне вновь на Раде поставлены и укреплены, и мне те статьи сдержати верно, и по сему своему обещанию быти мне у Государя своего, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца, и у Его Государева Сына, у Великого Государя, Благоверного Царевича и Великого Князя Алексея Алексеевича, всея Великия и Малыя и Белыя России, и у Их Государских Наследников в подданстве на веки неотступно, и во всем мне Государю своему, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцу, и Сыну его Государеву, Великому Государю, Благоверному Царевичу и Великому Князю Алексею Алексеевичу, всея Великия и Малыя и Белыя России, и Их Государским Наследником служити, и прямити, и во всем добро хотети, безо всякого лукавства вправду, якоже аз обещахся.

VШ.

Универсал Гетмана Ивана Брюховецкого к Заднепровским жителям увещательный: об отступлении их от Татар и Поляков к Российской Державе.

Иван Брюховецкий, Гетман, с верным войском Его Царского Пресветлого Величества Запорожским, всему преславному православному християнскому Малороссийскому народу, обоего духовного и мирского чину людем, Старшине и черни, братии нашей милой по городом и по селом, на той стороне Днепра живущим, единоверным святыя Восточныя Церкви, матере нашея единоутробным сыном: мира, любве, тишины и братолюбного с нами соединения, всещедрого Бога усердно имети желаючи, до ведома подаем. Не токмо окрестные все народы, но и сама ваша милость, братья наша милая, признать то имеете, что в явной слепоте и обмане видимом пребываете, когда Русское имя на себе от предков своих нося, не к тому Монарху, которого блаженныя наметы святый и равноапостольный Российский предок до веры християнские Греческие весь народ наш Российский привел, прибегаете, не отступив от единоверного православного Монарха Дедичного Российского, Русью будучии, уклоняетесь до иноверныя, именем и верою несоглашающияся обороны Лятцкия. Воспомните, ваша милость, братия наша милая, себе на давное присловье Лятцкое, которое преже сего, и ныне часто обыкли Ляхи, поругаючись из веры нашея православныя, говорить: донеле свет светом, дотоле Лях Русину братом быти не может; а ныне отлучась от нас, единоутробныя братии Своей, тоюжде, что и вы, кровию на кресте Распятого Бога откупленные, и отступив от славные Запорожские столицы козацкие, откуду славные предки, отцы и деды ваши, морем и полем славы у всего света добыли, прилепилися есте и присовокупилися до иноверцов и до бусурмамов, с которыми предки ваши и наши, мужественно воюючи, во многих знатных потребах главы свои полагали, а оставя давныя предков козацких и всего народа Русского с Ляхами заводы, припомните себе, ваша милость, братья наша, нынешние войны начало, признать имеете, для чево есте вы и мы вкупе за пособием Божиим с Ляхами битца и воевать стали, естьли не за то, что народу нашему Русскому великое поругание от Ляхов и от Униатов было, если не за то, что вольности козацкие сламаны и попраны были, естьли не для того, что предки и отцы ваши, при вольностях козацких одержащиися от Ляхов великою и различною мучительскою смертью на меденых кобылках, на крюках, на колах, на виселицах, жестоко погибли; естьли тогда такие вымышленья, мучительства предки козацкие, после которого и недолго терпевали завещанья от Ляхов поносили, какового-ж мучительства по нынешнем коликонадесятнем летнем смятении вам, братьям нашим; от них надеятися надобно, прежде того, что вера наша православная отнюдь везде снесена будет; церкви Божии Унеатов и Ляхом на искоренение правоверныя хвалы Божия поданы будут, что и ныне почасту показуется, матери святыя от блаженныя памяти Российских Князей маетностьми призрены, на Кляшторы розные переменены будут; так же на самых особах своих вам, братьи нашей милой, надеятися, что сколько ни есть людей во время приступов под городами, под высокою рукою Его Царского Пресветлого Величества будучими не пропадет, тех всех сабля Ляцкая и Татарская з женами и з детьми выгубити и выкоренить имеет, и ныне тое всее на потом будучие бды ясные знаки от Ляхов вам братье нашей деютца; никоторой Лях и с Польши на Украйну податей и живности с собою не привез, но как слишим, что в пожитках и в домех своих неволны есте, и кроваво добытые труды ваши силно от вас отбираючи в Полшу отпускать почали, а до тое нынешние и потом будучие беды нихто иной вас братью нашу не привел, толко некоторые сводники, меж вами будучие, которые для своего Шляхетства и для бедного Панства вам всем и всему народу Российскому такову пагубу наносят, и чего Виговский с Татары и с Ляхами на Украйне не догубил, тот ныне последок народу нашего Российского превратный Тетеря погибельною думою своею Королю и Ляхов с Татары на Украйну призвав, выкоренить постановил.
А так видя мы, братья наша единоутробная, такову от Ляхов чрез ваших же проводцов на вас, и на жен, и на дети ваши намеренную погибель, сердечно тою болезнуем, братски всех вас увещаючи, намерение вам доброе, как братьи своей даем: отступите от поганцов и от иноверцов, приклонитись к дедичному своему Монарху, единоверному Российскому, под которого святым предком крест святый предки ваши, а не под Ляцким Королем, приняли; не подавайте иноверцов на поругание веры своей православныя християнские; пусть на всем.....слава народу нашему Российскому безсмертная с того будет, что меж иными всеми под солнцем будучими Монархи и наш славный от веков Российских народ единоверного над собою скипетром и диадимою Царскою украшенного православного, а не иноверного и иного Монарху имеет; сойдемся вси вкупе и, бротолюбно взявся за руку, единеми усты православными или праведных единоверного Монарха нашего искони вечного Российского молитвах, крепкого и сильного во бранех Бога на пособие против врагов взяв, не даймо поганцом и иноверцом земли Российския, матери нашея, разоряти и иноземцом в отечестве нашем над собою властительствовать; разумеем тогда и надежды того по ваших милостях, братья нашей милой, есмы, что опамятуетеся и отступив от Татар и от Ляхов, дедичных Русских врагов, о своем с нами соединении чрез Послонцов своих известно чинить будете а мы вам, яко братьи своей милой, вкупе с ратными Его Царского Пресветлого Величества людьми и с Калмыками готовы на Ляхов и на Татар помочи додать ; такому мысль и охоту, чтоб вам, братьи нашей, Бог в сердца ваша вложити изволил братцки от сердца желаем. Дан в Гадиче, Октября 18 дня, 1663 года. Иванъ Брюховецкий, вышеименованный Гетман.
Печать у того листа войсковая.
IX.


Акт пожалования Брюховецкого, в бытностъ его в Москве, в Бояра, а Старшин в Дворяне, за отдачу собираемых в Малой России доходов и сборов в Государственную казну и за истребование в Малороссийские города Воевод и ратных Великороссийских людей.

В нынешнем 174 году, Сентября в 11 число, к Великому Государю, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцу, и многих Государств и земелъ Восточных и Западных и Северных Отчичю, Дедичю и Наследнику и Обладателю и Государю, к Его Царскому Пресветлому Величеству, приезжал в царствующий великий град Москву Его же Царского Пресветлого Величества подданный, войска Запорожского Гетман Иван Брюховецкий по его челобитью. А с ним войска Запорожского Малороссийских городов Старшина, Обозный, и Судья, и Полковники, и Ясаулы, и Сотники всех полков и мещаня видеть Его Царского Величества пресветлые очи, а для приезду ево в царствующий великий град Москву посылан в Путивль Столъник Назарей Михайлов, сын Олфимов, и от Путивля до Москвы в приставех у него Гетмана был он-же Назарей.
А на Москве за Землянным валом, у Серпуховских ворот у встречного места, по указу Великого Государя, Гетмана встретили и приняли: Ясельничей Иван Афанасьев, сын Желябужский, да Дьяк Григорий Богданов. А у Его Царского Пресветлого Величества, Гетман Иван Брюховецкий и Старшина и козаки и мещаня на приезде у руки были, и Его Царского Пресветлого Величества очи видели в столовой, Сентября въ 13 число.
И Сентября в 15 число Великому Государю, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцу, Его Царскому Пресветлому Величеству, были челом Гетман Иван Брюховецкий, и Старшина, и козаки и мещаня, чтоб Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, пожаловал их, велел Малороссийские городы с принадлежностями к тем городам, со всеми месты, которые до нынешние войны были под рукою Польского Короля, а после того учинились под Его Царского Пресветлго Величества высокодержавною рукою, принять и с них денежные и всякие доходы збирати в свою Государеву казну; и в те городы послать своих Царского Пресветлого Величества Воевод и ратных людей и о иных войсковых делах.
И Великий Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержец, Его Царское Пресветлое Величество, указал Ближнему Боярину и Наместнику Вологодскому Петру Михайловичу Салтыкову, да Думному Дьяку Дементию Минину, сыну Башмакову, да Дьяку Ивану Михайлову войска Запорожского Гетману Ивану Брюховецкому и Старшине и козакам сказать, чтоб они написали о том статьи.
И Гетман Иван Брюховецкий и Старшина о городех и о иных войсковых делах написав статьи, подали ему Ближнему Боярину и Наместнику Вологодскому Петру Михайловичу и Дьяком Думному Дементию и Ивану.
И Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, и Бояря, выслушав тех статей, указал под теми статьями подписать свой Великого Государя указ, и Гетману и Старшине и козакам объявить, а для объявленья и подтвержденья и подписи на тех статьях быть ему Гетману и Старшине и козакам у Бояр в Ответной палате, Октября в 22 число.
А в Ответной палате были ближние Бояря: Боярин и Наместник Астраханский, Князь Никита Иванович Одоевский.
Боярин и Наместник Вологородский, Петр Михайлович Салтыков. Окольничей и Наместник Новоторский Князь Иван Дмитриевич Пожарский. Думный Дьяк Дементий Минин, сын Башмаков. Да Дьяк Иван Михайлов. И те статьи с подписанием, по Указу Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества Гетману, и Старшине и козакам и мещанам чтены. И Гетман, и Старшина, и козаки и мещаня, выслушав тех статей Его Великого Государя, Его Царского Величества Указу, на Его Государеве милость били челом.
И на утверждение тех дел к тем статьям руки свои приложили.
И у Великого Государя, у Его Царского Пресветлого Величества, Гетман, и Старшина, и козаки и мещаня были в столовой, а объявлял Великому Государю, Его Царскому Величеству, его Гетмана Думный Дьяк Дементий Башмаков.
И Великому Государю, Его Царскому Пресветлому Величеству, Гетман говорил титлу большую и бил челом: что они под Его Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, высокодержавною рукою живут от неприятелей во обороне и во всяком сохранении, и чтоб Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество пожаловал их, велел Малороссийские городы принять и с них всякие доходы имать в свою Государеву казну, и послать в них своих Всликого Государя Его Царского Величества, воевод и ратных людей, а изговоря речь и челобитье свое к Великому Государю, к Его Царскому Пресветлому Величеству, те статьи поднес. И Великий Государь указал те статьи принять Ближнему Боярину и Наместнику Вологодскому Петру Михайловичу Салтыкову, и пожаловал Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, Гетмана, и Старшину, и Козаков и мещан, велел за то милостиво похвалить Ближнему Боярину и Наместнику Вологодскому Петру Михайлову. А после того Великий Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержец, Его Царское Пресветлое Величество, говоря с Бояры, Гетмана Ивана Брюховецкого за ево верную службу, и что он Гетман Ему Великому Государю, Его Царскому Пресветлому Величеству, челом ударил всеми Малороссийскими городами, и местами, и местечками, и слободами, и с уезды, и со всякими доходы, пожаловал, велел ему сказать Боярство.
А кому из Думных людей ему Гетману Боярство сказатъ, и о том Его Величества Государя указ прислан в Разряд и с Приказу Его Государевых тайных дел таков : 174. Октября в... день приезжал в царствующий град Москву к Великому Государю, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцу, Гетман войска Запорожского Иван Брюховецкий, по своему челобитью, а на приезде, видев Его Государевы Пресветлые очи, челом ударил Ему, Великому Государю, Его Царскому Величеству, он Гетман всеми Малороссийскими городами, чтоб Он, Великий Государь, пожаловал, велел те городы с слободами и с уезды принять, и указал бы Он, Великий Государь, в тех городах быть, и доходы всякие збирать своим Государевым Бояром и Воеводам, кроме войска Запорожского козацкого; а войско Запорожское и войсковые всякие дела ведать ему Гетману по прежнему, как о том положено в договорных статьях. И Великий Государь пожаловал, указал и Бояря приговорили за тое службу ему Гетману дать Боярскую честь, и тое Боярскую честь сказать по преже-обыкновенному чину, как повелось в Московском Государстве; а сия честь учинена для иноземского чину.
А кому укажет Великий Государь из Думных людей тое честь ныне Гетману Ивану Брюховецкому сказать и впредь будучим Гетманом сказывать, и тем Думным людям хто, по Его Государеву указу, учнет сказывать ныне честь Гетману и впредь Гетманом же, и того себе в безчестье не ставить, и в случаях никому того не подавать, а хто учнет нынешним случаем попрекать или подавать в случаях впредь, и на том править тому безчестье, а случаи изодрать. И указал Он Великий Государь, и Бояря приготовили сию статью записать в книгу впредь для утверждения, и закрепить всех Думных Дъяковъ руками.
И по указу Великого Государя, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца, Его Великого Государя жалованъе Гетману Ивану Мартыновичу Боярство сказывали: 0 к о л ь н и ч и й:
Микита Михайлович Боборыкин Да Думный Дьяк Дементий Минин, сынъ Башмаков.
А войска Запорожского Обозного, и Судью, и Полковников, и Ясаулов пожаловал Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, во Дворяня.
И того-ж числа у Великого Государя, у Его Царского Величества, был стол в столовой.
А у стола были: Преосвященные Митрополиты: Павел Сарский и Подонский, Паисий Гаский.
Паисий Гаский.
Феодосей Сербский.
Кузма Амасиский.
Архиепископ Иоасаф Тверский и Кашинский и иные Московских монастырей власти.
У стола-ж были: Царевичи: Касимовский Василий Арасланович.
Сибирский Алексей Алексеевич.
Б о я р я: Князь Никита Иванович Одоевский.
Петр Михайлович Салтыков.
Боярин и Гетман войска Запорожского Иван Мартинович Брюховецкий.
Окольничей Никита Михайлович Боборыкин.
Думный Дворянин Иван Иванович Баклановский.
Думный Дьяк Дементий Минин, сын Башмаков.

А в чинех были: Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, у стола стояли: Кравчей Князь Петр Семенович Урусов.
Стольник Дмитрий Никитич, сын Наумов.
Вина наряжал: Стольник Михайло Иванов, сын Морозов.
Про Государя пить наливал: Стольник Иван Васильевич Бутурлин.
В столы смотрели Стольники: В большой: Князей Василей Княж Иванов, сын Хилков, да Князь Володимер Княж Иванов, сын Чормного Волконский.
В крилой: Князь Андрей Княж Иванов, сын Хилков, да Иван Иванов, сын Гавренев.
Царевичей подчивал Алексей Дмитриев, сын Плещеев.
За поставцем видел: Окольничей и Оружейничей Богдан Матвеевич Хитрово.
И после того указал Великий Государь Боярину и Гетману войска Запорожского Ивану Мартиновичу Брюховецкому говорить: Боярин и Гетман Иван Мартинович!
Великий Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержец, велел тебе говорить: По нашему Великого Государя, Нашего Царского Величества, указу и по обранию всего войска Запорожского на Гетманство вас, Гетмана, служили вы, Боярин наш и Гетман, Нам Великому Государю, Нашему Царскому Величеству с войском Запорожским, исполняя свое обещание со всяким раденьем, и против неприятелей наших Корунных и Литовских Гетманов и Польских и Литовских и Немецких людей, и Крымских и Нагайских Татар, и изменников Черкас, с Нашими Великого Государя, Нашего Царского Величества с Бояры и Воеводы и с Нашими Великого Государя ратными людми и с войском Запорожским стояли твердо и мужественно, и промыслы и поиски над ними чинили, и бились, не щадя голов своих, и Польских и Литовских и Немецких людей, и Крымских и Нагайских Татар, и изменников Черкас побивали, и в полон имали многих людей, и тех языков и знамена и литавры к Нам, Великому Государю, к Нашему Царскому Величеству присылали, и о всяких неприятельских замыслех проведовали, и о том Нам, Великому Государю, ведомо чинили, и ни на какие приятельские прелести и на подсылки не склонялись.
А ныне ты же, Боярин наш и Гетман войска Запорожского, с Старшиною и с войском Запорожским, служа Нам, Великому Государю, Нашему Царскому Величеству, ударили челом Малороссийскими всеми городами и со всеми землями и с денежными и с хлебными и со всякими доходы.
И Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество, за те твои Боярина нашего к Нам, Великому Государю, к Нашему Царскому Величеству, многие службы и раденье жалуем тебя, Боярина нашего, ферезея, бархат золотой двоеморховой; аламы, низаны жемчюгом с каменьем, с лалы и с изумруды; шапка горлатная.
А вас Обозного, и Судью, и Полковников, и писарей и Ясаулов от Нашие Государевы казны по сороку соболей человеку.
А иных чинов Начальных же людей по две пары соболей, да по сукну. А рядовым козакам и мещаном по сукну. А после того Великому Государю, Его Царскому Величеству, Гетманские дары объявлял и речь говорил Розрядной Думной Диак Дементий Башмаков.
Великий Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержец и многих Государств и земель Восточных и Западных и Северных Отчич и Дедич и Наследник и Государь и Обладатель, Вашего Царского Величества Боярин и Гетман войска Запорожского Иван Мартинович, Вашим Великого Государя, Царского Пресветлого Величества, детем благородным Государем Царевичем челом бьет. Государю Царевичу и Великому Князю Алексею Алексеевичу, всея Великия и Малыя и Белыя России: Саадак Турский, лубье шито золотом и серебром по бархату, по местом запоны золотые с яханты червчатыми, на поясу запряжки золотые.
Палаш Турский, оправлен ссребром, золочен с искры с яхонтами и с яшмы, в яшмах бирюзы.
Протазан с пистолми. Жеребец Турский бур, а на нем седло Козылбашское, нарезано бархатом, по местом шито золотом. Чепрак шит золотом. Узда Турская, по местом золото с серебром.
Государю Царевичу и Великому Князю Феодору Алексеевичу, всея Великия и Малыя и Белыя России: Рыдван покрыт сукном вишневым, подбит камкою зеленою, да 6 возников серых. Государю Царевичу и Великому Князю Семиону Алексеевичу, всея Великия и Малыя и Белыя России: 2. Возника Серых с чюбаринами: На подлинном подписано тако: Думный Дьяк Ларион Лопухин.
Думный Дьяк Л. Иванов.
Думный Дьяк Дементий Башмаков.
Думный Дьяк Григорий Караулов.
Думный Дьяк Александр Дуров.
Х.

Жалованная Грамота Гетману Брюховецкому на Шептаковскую Сотню.

Божиею милостию Мы, Великий Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержец, Московский, Киевский, Владимерский, Царь Казанский, Царь Астраханский, Царь Сибирский, Государь Псковский и Великий Князь Литовский, Смоленский, Тверский, Волынский, Подольский, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и иных, Государь и Великий Князь Нова-города Низовския земли, Черниговский, Рязанский, Полоцкий, Ростовский, Ярославский, Белоозерский, Удорский, Обдорский, Кондинский, Витепский, Мстиславский и всея Северные страны Повелитель и Государь Иверския земли, Карталинских и Грузинских Царей, и Кабардинския зсмли, Черкаских и Горских Князей и иных многих Государств и земель Восточных и Западных и Северных Отчич и Дедич и Наследник и Государь и Обладатель. Пожаловали есмя Нашего Царского Величества Боярина и Гетмана войска Запорожского Ивана Мартиновича Брюховецкого, что бил он челом Нам, Великому Государю, Нашему Царскому Величеству, чтоб Нам, Великому Государю, Нашему Царскому Величеству, пожаловати его, велели ему дати в Стародубском уезде под Новым городком Северским Шептоковскую сотню и в ней села, и деревни, и крестьян, и бобылей, и всякие угодья в вечное владенье сму и жене ево и детем, и Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество, Боярина нашего и Гетмана войска Запорожского Ивана Мартиновича Брюховецкого за ево к Нам, Великому Государю, к Нашему Царскому Величеству, верную службу пожаловали в Стародубском уезде под новым городком Северским, Шептоковскую сотню и в ней села и деревни со крестьяны и всеми угодьми, велели ему и жене ево и детям дать в вечное владение, опричь козацких дворов и земель, и сю Нашу Царского Величества жалованну грамоту дать ему велели, и по нашей Государской милости Нашего Царского Величества Боярину и Гетману войска Запорожского Ивану Мартиновичу Брюховецкому, в Стародубском уезде, под Новым городком. Северским, сотнею Шептоковскою, селами и деревнями и крестьяны и всякими угодьи владеть вечно ему и жене ево и детям, со всеми принадлежностями, как к той Шептоковской сотне к селам и деревням изстари надлежит, опричь козацких дворов и земель. И ему, Нашего Царского Величества Боярину и Гетману войска Запорожского, Ивану Мартиновичу Брюховецкому, видя к себе Наше Государское жалованье, служить Нам, Великому Государю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцу, и Нашим Государским детем: Благоверному Царевичу и Великому Князю Алексею Алексеевичу всея Великия и Малыя и Белыя России, и Благоверному Царевичу и Великому Князю Феодору Алексеевичу всея Великия и Малыя и Белыя России, и Благоверному Царевичу и Великому Князю Симеону Алексеевичу всея Великия и Малыя и Белыя России и Нашим Государским Наследником верно, и всякого добра хотети, и Наше Государское повеленье исполняти по своему обещанию. Дана сия Наша Царского Величества жалованная грамота в Нашем царствующем великом граде Москве, лета от создания мира 7174 (1665), месяца Декабря З дня.

<<< Назад | Вперед >>>


[ HOME ]

История Малой России
Фон Фон © ОУНБ Кiровоград 1998-2005 Webmaster: webmaster@library.kr.ua