[HOME]
ОУНБ Кіровоград
DC.Metadata

[ HOME ]
Фон История Малой России

Фон

<<< Назад | Вперед >>>



CIV.
Ассекурация Козакам Запорожским
1670 года.

Во имя Бога, в Тройце Святой Единаго, Отца и Сына Духа Святаго во вечную память отныне на времена предбудущия.
Мы Станислав Казимир Беневский, Воевода Генерал Черниговский, Франциск Любовицкий, Кастелян Волынский Иоан, Пяясчинский Кастелян Хелмский, Гсоргий Манецкий, Стольник Киевский, Стефан Пясецкий, Староста Брацлавский, авторитетом Сейма назначенные Коммисарами, извещаем, что высланные из войска Его Королевскаго Величества Запорожскаго, с низу, от Старшаго своего по имени и прозванию Михайла Паньчука и всего войска Его Королевскаго Величества Посланники, а именно: Семен Богаченко, Яков Ярошенко, Роман Малюк, Иван Полтавец, Иван Завиша, Стефан Билый, Василий Олексенко с другими товарищами, повергнувшись ко стопам Его Королевскаго Величества, Государя Нашего Всемилостивейшаго, как естественнаго своего Владыки, получили Отеческое и Королевское помилование и отосланы к нам, Коммисарам всей Республики для окончательных переговоров.
А потому мы, уверяя Запорожское войско Его Королевское Величество не только в Сече, на низу, но и по слободам находящееся—ассекуруем, что на скоро будущем Сейме будет им обезпечена и утверждена Его Королевскаго Величества, Государя нашего милосерднаго, достаточною конституциею: особенно утверждаем, что Богослужение в церквах Греческаго исповедания не уничтожится нигде в тех местах, на кои простирается власть благополучнаго Его Королевскаго Величества царствования отныне не будет никаких затруднений относительно монастырей, церквей и имуществ их, на том же Сейме за соглашением Преосвященных Епископов сих пастырей находящихся под властию Его Королевскаго Величества и за соглашением самаго Его Преосвяществу Митрополита установится всеконечно дабы в сей свободе и целости козаки оставались, как было перед войною и как постановлено, Предместниками Всепресветлейшаго Королевскаго Величества, Государя нашего милосердаго, чтобы безопасность, свобода и уважение нетолько воздавались духовным властям, но и всему духовенству во вечныя времена. Войсковыя же свободы не только древния, не только Грекороссийския церкви, но и владения хутора и всякия собственныя козацкия имущества для всех и каждаго будут ненарушими. Суд должен быть таков, чтобы двое судили одного, по просьбе и челобитной самых же тяжущихся. В домах, после умерших мужей-козаков жены должны иметь совершенную свободу в распоряжении имениями и хуторами, какую имели их мужья, и если бы вдова вышла замуж за казака, то имеют пользоваться всеми козацкими свободами. Выбор Гетмана по древнему обыкновению должен быть по собственному желанию в местах, обычаем и правами установленных, но избранный Гетман всегда обязан получать подтверждение и благословение от Его Королевскаго Величества и просять на верность со всеми Полковниками и войсковыми Старшинами оне обязаны не присвоять себе в сем сане никакой пожизненности, и не делать Козакам никаких притеснений, а поступать как толко ему дозволяет сан его; оставаться ему по воле и произволу войска. Наконец для всех справедливых челобитен открываем путь теперь и на всегда к милосердию Государя Нашего Всемилостивейшаго и всей Республики, обещая, что об чем только будут справедливо и покорно просить, то и получат. По благости Милосердаго Бога войска возвращаются к Его Королевскому Величеству, как к естественному владыке своему и к Республике, как к своей матери без всякой мести; они получают забвение и всепрощения проступкам своим, которые Бог попускал им совершать за общия грехи столь долгое время, то чрез Послов своих, приняв заклятие на душу и на совесть свою и всего войска, Козаки на всегда обязываются отречся всех покровителств государств посторонних, и еслибы даже до той минуты в каких покровители их находились, то обязываются пред Богом, что никогда к ним не возвратятся.
Посольств никаких без ведома Всепресветлейшаго Великаго Государя, Короля Нашего Всемилостивейшаго, без Гг. Коронных Гетманов не принимать и висылать ни к кому из Государей посторонних не будет, а напротив того, пребывая в верности и неизменном послушании Королевскому Величеству и Республике, противустав врагам Нашим общим врагам Короны и Княжества Литовскаго, смело и храбро по примеру своих предков
должны их отражать, и когда только выйдет на то повеление Гг. Гетманов Коронных, обязаны являться со всею готовностию под знаменами, которыя уже и получили от Его Королевскаго Величества Государя нашего. А если теперь и в последствии (чего Боже сохрани) бы какия нибудь внутренние мятежи открылись в Сече, или в селениях, то
Козаки сами всеми своими силами должны их успокоивать и не пре примину не допускать разширению зла; каждаго противника сему постановлению и верноподданничеству пред Его Королевским Величеством и Республикою, как врага общаго обязаны они уничтожить, наказывать и непередерживать, дабы Запорожское войско тем больше наслаждалось свободою и милостями Его Королевскаго Величества и Республики; в домах, городах и хуторах козацких отныне и на времена вечныя, времена оставаться—походом ночлегам или квартирою собирать зимний хлеб обид и насильств чинить, Коронное
войско под страхом смертнаго наказания небудет, при сем уверяем, что булава, бунчук и печать будут вручены от будущаго Сейма войску Запорожскому при вручении оных вышеупомянутых войсковых клейнодов, Гетман, Полковники, Судьи Ессаулы и все Старшины должны учинить при Гг. Коммисарах присягу на верность Его Королевскому
Величеству и Республике, для взаимной же сословие дворянское и равно и духовенство должны иметь вольный возврат в имения, потому, что сия Коммисия не с тем открыта, чтоб обижать свободы и права сословий Дворянскаго и Духовнаго. Что только принадлежит на булаву Гетманскую войска Запорожскаго, то Его Королевское Величество, Государь наш Всемилостивейший и Республика утвердят на будущем Сейме: и все сие вечно и ненарушимо имеет быть исполнено. Для чего в память потомству и будущим векам сию Коммисию подписываем мы, Комисары Его Королевскаго Величества, Государя Нашего Всемилостивейшаго и Республики обоих народов и мы Послы и Комисары войска Запорожскаго. Происходило по Календарю Римскому 1670 года Сентября 2-го дня в Остроге.
Станислав Казимир Беневский, Воевода Генерал Черниговский, Богуславской, Носовский Староста.
Иоан Франциск на Любовицах Любовицкий, Кастелян Волынский, Липницкий Староста.
Иоан Пясчинский, Кастелян Хомнский.
Георгий Манецкий, Стольник Киевский.
Стефан Пясочинский Брацлавский, Сеницкий Староста.
Семен Басаченко, Коммисар и посол войска Его Королевскаго Величества Запорожскаго Низоваго.
Иван Малюк Коммисар и Посол от войска Его Королевскаго Величества Запорожскаго,Низоваго.
Именем всего общества, от войска Его Королевскаго Величества Запорожскаго, при нас находящагося.
Андрей Тарасенко, Писарь войска Его Королевскаго Величества Низоваго.
CV. Из Рукописи Короля Станислава Августа, находившейся в Библиотеке Порицкой под заглавием: Дорошенко — Гетман Запорожскии обращается к покровительству Его Высочества Герцога Прусскаго.
Всепресветлейший Эрц-Герцог Прусский, нам очень Милостивый Государь Господин!
Не тайна для всего почти света, что войско Запорожское издревле еще при дедах и прадедах своих порыцарски, ни за что иное, как за церкви свои Православныя за веру Христианскую за умножение своих свобод и всего Польскаго народа находясь под владычеством Королей Польских и не жалея жизни положило много голов на полях брани, и обильно своею кровию орошало земли разных государств за достоинство и величие своих Государей. Свидетель сего есть Турецкое Государство, с которым козаки не раз воевали на море и на суше; неизгладится из памяти людей славный поход Хотинский и не умолкнет слава о походе под Смоленском и к многим городам и селам Московскаго Государства всем помяна будет рыцарская храбрость войска Запорожскаго там, где наверно войско Польское Коронное пострадало бы, если бы ему не воспомоществовали мужество и храбрость войска Запорожскаго и во многих других компаниях, и сие все делалось не для чего инаго, как только на пользу вышеупомянутой веры предков наших и за вольность нашу вместе с Польским народом; но когда мы за столь великия наши подвиги от Королей ни до чого недослужились и когда Паны Польские впрягали в более и более тяжкое ярмо нас и весь народ Русский, когда были отняты силою древния наши церкви и превращены в Костелы, когда превратилась вера наша в Унию и рыцарство поступило в рабское подданство, тирански мучимое и губимое,—тогда Всемогущий Правитель Вселенныя, сжалившись над нашею участию и тяжкими Нам обидами, Божеским своим Провидением благословил славной памяти Храбраго мужа покойника Хмельницкаго, Гетмана войска Запорожскаго, и мы сбросили с вый наших сие тажкое ярмо; желая однакоже оставаться под естественным своим Государем, как дети одного отечества, много раз мы заключали союз при жизни самаго покойнаго Хмельницкаго и при других предместниках наших, с присягою лично Его Величества Короля Польскаго и всего духовнаго и светскаго сословия Сенаторов, но никогда не сдерживали пред Нами их присяг Паны Польские, а всегда обращались с нами с многоразличными хитростями, и сколько могли старались о погибели даже имени Нащего. Когда же волею Божиею сие управление Гетманством войска Запорожскаго было возложено и на мою особу, и я, как видит Бог и как все соседние Государства о том слышали, чистосердечно через многих моих послов, свидетельствовал мое и всего Запорожскаго войска подданническое послушание Его Величеству Королю, как прежнему и теперешнему, и тут не мог я получить ничего утешительнаго в моих желаниях, а напротив не отеческие, но совершенно неприязнения от Его Величества Короля и всей Полской Республики претерпевал поступки: вместо того, чтобы удовлетворить нашу веру и возвратить забранныя и превращенныя в Костелы и отданыя Униятам церкви, вместо того чтоб утвердить наши и всяго народа Русскаго свободы, которыя мы кровавым потом заслужили; они намереваются наложить на нас ярмо еще тяжчайшее, отнимая у нас вообще все наши вольности и самую страну нашу, которую разделили на две части и продали одну сторону Московитянам, а нашу вознамерились превратить в дикия степи; таковаго замысла до сих пор недопустив и еще на нас исполнить, пока достанет жизни нашей, мы неперестанем защищать целость Украины при Божией помощи. Ныне узнав от верных и доброжелательных нам людей из Польши, что Ваше Высочество, Государь наш милостивейший, презрев дружбою Его Величества Короля нынешняго Польскаго, и находясь в возможности с Божиим благословением, как издревле от Християнских Монархов рожденый Государь, возсесть на Польский престол и быть отцем и Государем добрым Польше, Пруссии, Литве, нам Руси, и всем смежным провинциям, я отзываюсь с моим всего Запорожскаго войска, а равно и Рускаго народа, чистосердечным подданническим поклоном, и уверен в том, что нас, Польшею обиженных и немогущих испросить себе отеческой милости ни от Короля Государя ни от Сената, примешь под свое крыло Господское по врожденному своему отеческому милосердию, как добрый Государь признаеш нас достойными щедро и одаришь тем, чего мы допрашивались и добивалиоь много лет и многою кровию у своего Государя; я же обещаюсь с моим Запорожским войском подать вам помощь для получения и занятия Его Пресветлаго Польскаго Престола, когда только прийдет ко мне ваше отеческое повеление, на то имею по Божией милости не малое число войск конных и пеших, и обещаю чистосердечно мою покорность и готовность. Также не замедлю явиться на службу против всякаго неприятеля Вашего Высочества, Государя моего милостиваго, о том только умоляю Ваше Высочество со всем войском Запорожским, чтобы Вы благоволили на сие мое письмо дать самоскорейший ответ чрез сего посланника моего простолюдина (потому что опасно посылать знатных), или же чрез своего, лето очень близко, приходит время, способное к войне, и таки нам нужно знать, когда и где нашему войску быть готовому заслужить милость Вашего Высочества, и сделаться оной достойными под благополучным Вашего Величества царствование имеем безошибочную надежду. Таким образом покорностию и заслугами стараясь снискать Вашу милость, остаемся Всепресветлейшаго Вашего Величества Государя и Господина нашего к нам премилосерднаго, доброжелательными и покорнейшими слугами Петр Дорошенко, Гетман войска Запорожскаго. Дан в Чигирине дня 28 Марта 1671 года. CVI. Выписка из рукописи, взятой из библиотеки, Порицкой, из Архива Вишневецких.
Условия Каменецкой Капитуляции.
Prinso, integritas vita et fortunarum mobilium et immobilium всех. Secundo, Integritas religionis et liberum, publicuumque exercitium eius. Tertio, militibus egressus cum armis minoribus tantum. Quarto, Liber egressus всем из Каменца в Польшу cum omnibus mobilibus rebus, кому не за благо разсудилось остаться. Quinto, Liber usus omnium bonorum тем, которые останутся в Каменце. Sexto,Salvus conductus ad certum locum. Septum, повозки для перевезения вещей в безопасное место. Octavo, В домах дворянских и духовных не ставить солдат по квартирам. Это последнее условие было нарушено и сей час Дворянство жаловалось пред Великим Визирем об обидах, которыя он обещал соггigere. Дворянство просило отдать им замки, села и города, tamquam bona immobilia; отвечали им, что они могут возделивать землю, засевать ее и от этого платить подать, но что села и города суть Султанския. Обещали дать конвой до Станиславова, но дали только да Егельницы; обещали дать срок выезда чрез четыре недели, а потом во вторник пополудни повелено выехать. Церкви обещали отнять только лучшия и оставить по три для каждой веры. И так на другой день после обеда мы выехали из Каменца и плакали громко почти до Жванца; конвой было около четырех тысячь, по горам лежала пехота густо как сельди и на добрыя полмили по обеим сторонам стояла кавалерии. Буйволов было десять тысячь, лошадей, верблюдов большия стада. Сам Султан Магомет вместе с Ханом был при осаде Каменца, 100,000 Турков и 80,000 Орды вошло в край, как свидетельствует письмо Гетмана Собескаго, 10 Сентября писанное к Ксендзу Падканцлерию, и как утверждает Дорошенко с козаками, находящимися под покровительством Султана. Осадных орудий козаки имели при себе четыре, полевых несколько десятков, всяких запасов большое количество. После взятия Каменца Султан находился при войске, и шел с ним вместе к Усятину, и уже после заключения Бучацкаго тракта возвратился к Дунаю.
CVII.
Письмо Иоанна III к Гнинскому Воеводе Хелмскому, писанное 8-го Октября 1676 года из осады при Журавне, оно было писано цифрами, взято из рукописи библиотеки Залуских, находящихся в библиотеке Порицкой.
Хотя письма наши, писанныя к Вашей милости, а также адресованныя к Гоголю (Предводителю Козаков ) Лазинскому и Кияшу, не знаем, дошли ли до рук Ваших моецей, однакож повторяю, чтобы разыскать о тех людях чрез разных посланцов; как Даровскаго из Хоругви Рущицовой, так и других выше упомянутых людей повелите искать близ Брод, Дубна, Заславля, Константинова, Полоннаго, Мендзыборжа и Немирова.
Мы писали в тех же письмах наших, чтобы Ваши милости непробирались на подол к Зыдачеву, потому что там качуют все орды, но чтобы вышли к Ходороставу по той стороне Днестра: это местечко стоит на очень выгодном месте, оттуда когда в Журов, который находится от нас только полторы мили, после чего Комминикация с нами станеть легче, ибо мы имеем мост на Днестре позади нашего лагеря. Также в Журов мы повелели пробиратьсл Данемарку ех ргasidio Станиславова с пятью Польскими хоругвими и с двумя козацкими полками. На беду нашу письма от нас и к нам хватил неприятель, оне то сделали его гордым, надобно Вашим милостям выйти из Львова так, чтобы вы в одни сутки стали в Ходороставе. Вы должны там иметь Хоругвей гусарских восем: семь коронных а восьмая Князя, пускай ради Бога неждут на сбрую или гусарския лошади, пускай приходят и на козацких и в козацкой сбруе, лишь бы с хорошим ружьем, и хоть с пиками, если не с копьями. Несколько копий, несколько возов прикажите взять с собою, потому что уже наши здесь положились, а мы ей Богу заплатим ремесленникам. Послать также в Жолкев, где уже должно быть несколько от готовых желез к копям у главных слесарей.
Собирайте где только можете достать людей, и выводите из укрепленных мест, потому что в сем году неприятель небудет уже брать крепостей. Посполитое решение пусть состоится по крайней мере для формы, и ближайшие пускай сюда идут хоть на лошадях, и без того уже Турки говорят, будтобы знают, что к нам не придет на помощь Посполитое решение, особено велико Польское.
Разлитие осенних вод и рек совершенно обмануло нас в надеждах на Свн- и Днестр, где переходит неприятель, так что ни с какой стороны не имеем ни фланга свободнаго, ни тыла. Турецкия батареи столь близки к нашему лагерю, что уже с три тысячи ядер бросили к нам из пушек; гранаты из мортир только вчера начали кидать; гранаты весят по 60 фунтов, а ядра от 20 доль 8, от нас ядра до них не долетают из наших пушек, и ми не можем зделать вылазки, ибо между ними течет река. Войска их велики, однакож в них заметно безпокойство, они осторожны также, как и мы; почти никто не слезает с лошади, ни Турки ни Татары, которыми Турки прикрыли оба свои фланга, но это еще больше стесняет нас. Зарядов большую половину мы уже выстреляли, а за то, что мы мало их взяли, пускай отвечают пред Богом и Отечеством те, кто этому причиною, и тех бы мы не взяли из Львова, если бы я недал собственных своих 800 червонных злотых: а потому взять зарядов из львовского Цейхгауза по регистру Г. Контскаго, писаному также цифрами. Второе. Что вещь стесняет нас, это голод, постигший лошадей и людей в некоторых хоругвах, которые невзявшись ни гроша заполгодаю Пехота и драгуны содержатся еще хорошо, но итому причиною по обыкновению наш кошелек. Мяса имеем еще довольно и дешево, ржи не много, но воды длямельниц совершенно ни капли. Третее. Частные побеги солдат и служителей к неприятелю, хотя в виду других умерщвляет их неприятель вместо хорошаго приема. Четвертое. Побеги этих изменников в Польшу; ради Бога повелите перехватывать их по дорогам и ловить; многие из них отговариваются, что уходят из плена, но от Татар они неуйдут в платье и с саблею. Вы не извещаете меня совершенно о полках Г. Корыцкаго, ни Г. Пребендовского ни Гг. Бутлеров: лучше-бы было, если бы эти полки пришли на войну без мундиров, на Грекорянки в Львов, идя маршем полгода. Соли также имеем очень мало; хорошо, что базар Вашей милости порядочно ею снабженю Неприятелю эта война надоедает, да равно и нам. Они очень удивляются Нашему малому войску, и говорят, что оно очень хорошо и храбро, но что на них надобно втрое больше. В раздоле должны быть две хоругви Князя Воеводы Бэлзскаго; и этим повелите идти к Ходороставу нидаже набеду нам что уже наступают Симон и Иуда с морозами, а эти проклятые полки и Хуругви не хотят собираться к лагерю: ужебы здесь были и конец войны и великая слава народа нашему и великая польза всему Християнству, но видно, что грехи наши превышают iniquilales неверных. Ея Величеству Королеве отошлите мое письмо: одно или два достались неприятелю; благоволите утешить ее, уговорите непечалиться, когда не будет получать от нас частых известий; Господина Маркиза и Г. Conte приветствуйте от нас, а также и Английского Посланника, о котором сожалею, что столь из далека приехал; не отпускайте их никуда от себя, и сами отправляйтесь в путь, и на походе будьте крайне осторожны. Господина Воеводу Серадзкого, Князя Подканцелярия великого Княжества Литовского Г. Замойского и всех ласково приветствую. Е. Пр. Ксендзу Примасу и епископу Карнковскому, господам Печатникам Сенаторам и Трибуналу благоволите объявить то, что сказано выше, потому что мы времени et securitatem не имеем. Post scriptum. Уже после запечатания письма к Ея Величесству, узнали Турки, к великому своему стыду, quid potest sarmata bello; их войско вышло в поле ex occasione velitationum и тьма Орды, и напали на наших в малом Количестве; но наши так их fortissime represserunt, что козаков и несколько пехоты и несколько пушек disposueramus; в лагере их было большое смятение, так что на некоторых местах уже и палатки снимали и яничары вывезли пушки из одного редута; и если-бы стража ранее сделала тревогу, для того чтобы мы успели вывести несколько гусаров, то неприятель претерпел бы большую потерю да и так их не мало побито и множество раненных. Прошу это рассказать Ея Величеству Королеве.
CVIII.
Письмо Короля Иоанна II к Царю Феодору Алексеевичу
из рукописей Порицкой библиотеки 1676 года.

Мы, Всепресветлейший Великий Государь Иоанн III, Божиею милостию Король Польский, Великий Князь Литовский, Прусский и других, брату Нашему, Божиею милостию Великому Государю, Царю и Великому Князю Феодору Алексеевичу, всея Великия Малыя и Белыя России Самодержцу, и многих других Государств и земель Восточных и Западных и Северных Отчичу, Дедичу, Наследнику, Государю и Обладателю братское приветствие.
Добраго от Господа Бога здоровья желаем. Отдал Нам, Великому Государю, Нашему Королевскому Величеству vigesimo octavo Octobris урожденный Чагровский Посланник, в лагере при Журавле, грамоту от Вас, Великаго Государя, брата Нашего, Вашего Царскаго Величества, писанную двадцатаго Июля нынешня года, в которой извещаете, что Вы своим Гетманом и Гетману Северскому Самойловичу препоручили с войсками итти к Днепру, через него переправиться, и, снесшись с Вельможными Гетманами нашими, соединиться в общия силы против общаго врага нашего. Ваше Величество по договорам о прибавке примерных лет и пропоризии припоминаете. Богу за тем известно, с каким чистосердечием Мы желали прибавки примерных лет, когда Мы выслали умышленно с тем урожденнаго Чигровскаго в Столиц. На чтож было откладывать этот разговор до прибытия Гетманов, когда упомянутый Посланник объявил свое явное нагополномочие? Не менее Богу известно, с каким терпением, убытком Государству Нашему потерею Християн, особенно Русскаго вероисповедании, и с каким разрушением замков, почти в продолжение пяти лет, с тех пор, как Наше Турецкое Государство воюет, Мы ожидаем соединения сил наших Вашими Великаго Государя, брата Нашего, Вашего Царскаго Величества, но не дождавшись и письмами и через нарочных посланников, при Андрусовскую Комисию, Мы просьбу нашу возобновляли, будучи уверены, что учиненныя клятвы должны когда нибудь прийдти в исполнение, но Мы не могли их дождаться, даже и в конце нынешняго Октября, нималейшаго о них Мы не имели известия, и к соединению с нами войск Ваших Великаго Государя, брата Нашего, Вашего Царскаго Величества при Днестре не было надежды, а между тем души Християнския были преданы могуществу бусурманскому, попущено было владеть и опустошать нашу страну войсками и лагерями и мы должны были выдать окончания договоров при Днепре с войсками Вашими Великаго Государя, Вашего Царскаго Величества, в то время как на Днестре и за Днестром мощный неприятель огнем и мечем опустошал и завоевывал все покутье, протекая всю страну потоком неисчислимых войск Турецких и Татарских, не могши дождаться соединения сил Великаго Государя, брата Нашего, Вашего Царскаго Величества, с Нашими; наконец собственною особою Нашего Королевскаго Величества Мы решились с одними своими войсками отправиться, и принуждены выдерживать несколько недель весь напор могущественнаго неприятеля с ежедневными попытками и стычками, и стоять под нальбою огромных пушек и мортир, конечно не без значительной по Божией милости потери остались и войска неприятельския, но и в то даже время Мы не имели никакого известия о войсках Вашего Царскаго Величества Великаго Государя. Наконец удалось нам зделать договор на известных условиях, и таким образом окончить миром нынешнюю компанию с бусурманами, а от войск их тяжко земле было, так велико было их множество. Но и лучше и похвальнее и всему Християнству полезнее было бы соединить наши общия силы, чего мы столько раз желали, нежели отнимать Чигирин и потерять столь много войск Вашего Царскаго Величества, как Нас оттудова извещают.
И потому Мы признали нужным довести до сведения Вам, брату Нашему, Вашему Царскому Величеству, что когда Мы окончили по милости Божией компанию, и когда зимнее время не допустило нас далее содержать войска, тогда уже не в пору отозвался Князь Ромодановский и Самойловичь, что, стоя у Днепра, ждут войско Нашего Королевскаго Величества договоров о перемирных летах, и соединение уже поздняго общих сил. Это может ли таковой поступок согласоваться с справедливостию войны и притом с обстоятельствами времени? И как велик таковой обман для Нас Государя, Нашего Королевскаго Величества, Вы сам о том и Великий Государь, Ваше Царское Величество, брат Наш, можете разсудить. И Потому Вашему Царскому Величеству, брату Нашему, о сем чистосердечно сообщая, представить и Штатам Республики на будущем Сейме, дабы на нем посоветоваться о целости Государства, Нам от Господа Бога ввереннаго. А при сем Вам, брату Нашему, Вашему Царскому Величеству желаем добраго от Господа Бога здравия и счастливаго в государстве, Вам от Бога вверенном, царствования. Октября перваго дня, года 1676, государствования же Нашего третьяго.
CIX.
Выписка о козаках нз писем Короля к Королеве из похода Венскаго взята с Порицкой библиотеки.
1. « Что там слышно о Козаках? Известить меня, да скорее вышли их ко мне, сделав выговор Г. Мэнжинскому за то, что ни разу мне не отвечал. «27 Августа 1683. За Ольмюцом.»
2.
« Не хорошой человек Г. Мэнжинский, не был в с Львове, и не пишет ни одного слова о Козаках и о том, что сделал он в Украйне. Изменник Зиверт, Львовский Почтмейстер, извещает об нем, что он находится во Львове, и что сам обо всем напишет, как будто-бы изменник много потерял. А я уже ниоком незабочусь, только о Козаках, о которых вздыхаю не раз каждый день, потерять на них столь много денег, а не иметь в самую нужную пору, разсуди любовь моя, есть-ли это supportoble. И потому единственно, о чем прошу: этих Козаков, если прийдут дай под них повозки, а без других людей Мы можем обойтиться. »
3. 9 Сентября из под Тульнаго. « Козаки с Мэнжинским прийдут уже не в пору, а они един- ственно здесь были всего нужнее, особенно в переходе через эти негодныя горы и леса. »
4. 28 Сентября из острова Шют под Пресбургом. «Теперь к Гг. Гетманам Литовским я выслал опять их Резидента Униковскаго, чтобы они шли чрез Венгрию прямо ко мне. Козаки же, т. е. Семен и другие, пускай идут обыкновенным путем, а Ворона и Мэнжинский уже здесь сколько есть у Вас Козаков пускай все идут сюда с Литвою для большей безопасности.»
5.
« Мы пробовали Козаков ночью и водою, чтобы они на той стороне сделали что нибудь путное, или по крайней мере об чем нибудь поразведали; но это Canaille и не стоит никакого fond делать на них, теперь они признаются сами, особенно Ворона, что взяли простых мужиков, а не Козаков, потому что не могли так скоро козаков достать. »
6.
Козаки пошли столь быстро, смело и мужественно, что скрытые в дыме не только предместья, сараи, но и первый Палисад взяли, воротами овладели и свои знамена с крестами водрузили на них, что благоволи на радость Ксендзу Нунцию пересказать, любовь моя, козаки очень поправили свою славу они заслужили большую. CX. Письмо Короля к жене об Венском походе, столь славном для Полков и Козаков за Днепровских; оно так любопытно, что читатели не подосадуют на нас за включение его в ряд этих Актов и переписок.
Из рукописей Порицкой библиотеки. 13 Сентября 1683.
« Бог и Господь, нами во веки прославляемый, дал нашему народу победу и славу, о которых не слыхали времена прошедшия. Все орудия и богатства неоцененныя достались в наши руки. Неприятель, устлав трупами аппроши и поля, покинул лагерь со стыдом. Верблюдов, лошаков и скот, которыя имел он по сторонам, только сегодня начинает собирать наше войско; при них гонят Турков толпами, иные, в собственности ренегаты, на красивых лошадях красиво одетые уходят от Турков к Нам; вот какое сделалось невероятное происшествие. Одного пороху, одной аммуниции Турки оставили более нежели на милион; давно я желал видеть то, что увидел в эту ночь; мои канальи зажгли в нескольких местах этот порох, тогда представился страшный суд и без всякаго вреда людям; земля стонала, на небе, казалось, раждались облака; но все же это можно щитать за несчастие, потому что это сделало убытку около милиона. Визирь все бросил и едва ушол на одной лошади. Я сделался его наследником, большая часть его имущества досталась мне, один Визирский слуга перебежал к нам и указал его шатры, столь пространныя, как Львов в своих стенах, я добыл все Визирские знаки, которые перед ним носили и даже хоругвь Магометову, которую Султан дал ему на войну, и которую сегодня сей час отослал я в Рим ко святейшему чрез Талентия; палатки, повозки и тысячи других вещей достались мне, хотя многаго и весьма многаго я даже и невидел; нет сравнения с Хотинскою добычею; несколько Сайдаков, украшенных рубинами и сафирами, стоят целыя тысячи червонцев; у меня также есть лошадь после Визиря, со всею своею сбруею, да и его самаго крепко мои преследовали, но спасся; Кояция, т. е. перваго человека Визиря убили, а с ним много знатных Турков. Золотых сабель и других сбруй находится множество на наших воинах;
ночь помешала нам в дальнейшем преследовании, к тому же уходя сильно защищаются и смело ретируются. Янычар, своих оставили в аппрошах, мы их ночью вырезали; гордость и заносчивость этих людей была такова, что когда одни сражались с нами в поле, другие штурмовали город, и все потому только, что имели чем действовать. « Я их считаю триста тысяч кроме Татар, другие считают самых палаток до трех сот тысяч и берут средним числом троих людей на одну палатку; две ночи и весь день разбирают их кто хочет, уже и из города вышли люди, но и через неделю их не разберут; в лагере оставили много побитых Австрийцев, особенно женщин. Хорош Великий Визирь! взял в каком то Императорском дворце Страуса чрезвычайно красиваго, да и того велел зарезать. Какая роскошь в его палатках, того описать нельзя: баня, садок, фонтан, кролики, кошки, попугай, все там было; но этот летал и не можно было его поймать. Сегодня я был в городе, который не выдержал бы уже больше пяти дней, никогда глаз человеческий невидал того, что там наделали мины пороховыя. Императорский дворец разорен ядрами в пух. Все войска признали после Бога нас победителями, потому что мне только пришлось бороться с Визирем, когда он навел все войска свои так, что ни средине, ни левому флангу нечего было делать, все вспомогательныя Немецкия войска обратились ко мне; ко мне приезжали Герцоги: Курфирст Баварский, Вальдек, они обнимали и целовали меня. Генералы меня целовали в руки и в ноги, конница и пехота кричали Асh unser bгаv Коnig! были здесь утром Герцоги Лотарингский и Саксонский, потому что мне не довелось видеться с ними, они были на самом конце леваго фланга, к которому я откомандировал несколько гусарских хоругвей; потом я был в двух церквях и там народ разцеловал мои руки и ноги, все кричало: vivat Rex! Пообедав у Коменданта я выехал из города в лагерь, народ, вознося руки к небу, провел меня до самых ворот. Герцоги уже съехались а Император извещает, что он уже только за одну милю от Вены, но я, желая довершить победу над неприятелем поспешаю, и не скоро мне прийдется
видеть Императора. Не мало и Наших погибло в этой экспедиции: Пан Староста Галицкий и Надворный Подскарбий, из чужеземных войск Герцог de Croie и несколько знатных вельмож убяты. Теперь идем в Венгрию, Курфирсты не хотят отстать от нас. Визирь увидя, что не может уже удержаться, созвал сыновей, и плакал как дитя; потом сказал Хану: спасай меня, если можешь. Хан отвечал: мы знаем Короля, мы ему ничего не сделаем, мы должны думать как бы самим спастись. И так мы уже садимся на лошадей, идем за неприятелем в Венгрию, и увидимся разве уже в Стрые. К Французскому Королю я написал несколько слов, и известил его, sicuti Сhristianissimum, о победе. Сын Наш не устрашим, нигде ни на шаг не отстал от меня; при всех этих трудах он очёнь здоров и все более и более образуется. Да Александр наш имеет чем порадоваться: его-то хоругвь сломала Визиря и заслужила величайшую славу Курфирсту Баварскому, который не отстает от меня, я подарил лошадь, бунчук Паши Египетскаго, и еще дал ему шесть орудий и прекрасный драгоценный камень, чтобы он послал это как добычу а madame Dauphine, сестре своей, невестке Короля Французскаго. Король спросил ее: а брат твой послал-ли также помощь Императору? Она отвечала: Да, он исполнил долг свой пред Императором и Отечеством. Мы взяли неприятельских знамен ужасное количество, а и с ними множество бунчуков и орудий, словом сказать: погиб неприятель совсем, только с душами убирается. Пусть все радуются и благодарят Господа за то, что не дозволил неверным у нас спрашивать: где ваш Бог. CXI. Раздача жалованья Козакам от республики.
Мы, Совет, находящийся при Его Величестве Короле, видя, что Милиция Запорожских Козаков, до сих пор находившаяся в службе Его Величества Короля и Республики, нужна и к нынешней экспедиции, так как от Папы не может в скорости прийти для них денежное пособие — согласились, чтобы Коронная казна Республики отсчитала для людей Гришки Гетьмана Наказнаго Козацких войск шесть тысячь злотых; для полка Палея две тысячи злотых, и особенно Товарищу Воловскому, который отвезет сии деньги,— двести
злотых. Что будет коронным Подскарбием принято in rationibus publicis. Datum c Вилланов. Ex M. S. Bibli Jatusci. N. 489. Punct. Ex Senatus consilio. В Вилланове, в Порицкой библиотеке.

Конец.


<<< Назад | Вперед >>>


[ HOME ]

История Малой России
Фон Фон © ОУНБ Кiровоград 1998-2005 Webmaster: webmaster@library.kr.ua