[HOME]
ОУНБ Кіровоград
DC.Metadata

[ HOME ]
Фон История Малой России Т.4
 

Фон

<<<< Назад | Вперед >>>



 

Выписка из Статейного списка бывших в Переясловле у Гетмана Богдана Хмельницкого российских послов: Ближнего Боярина Василия Бутурлина, Окольничего Ивана Алферьева и Думного Дьяка Лариона Лопухина.

И тогож числа (6 Генваря 1654 года) Гетман Богдан Хмельницкий в Переяславль приехал за час до вечера, а писарь Иван Виговский приехал Генваря в 7 день, и Полковники и Сотники съехались в Переяславль же, и Гснваря 7-го же числа, к боярину Василью Васильевичу Бутурлину с това рищи присылал Гетман Богдан Хмельницкий Переяславского Полковника Павла Тетерю, чтоб ему, Гетману, с ними видетца, а Государевы-б Грамоты в то время и не подавать, и речи никакой не говорить.
И приказано к Гетману с Полковником, что Боярин Василий Васильевич с товарищами с ним, Гетманом, видеться ради, а где видетца, и он бы, Гетман, о том к ним приказал.
И Гетман приказал, что он будет у Боярина у Василья Васильевича на подворье того же числа в вечеру.
И в вечеру приехали от Гетмана писарь Иван Виговский, да Полковник Павел Тетеря; а сказав, что Гетман будет к ним тотчас, поехал к Гетману.
И тогож числа в вечеру приехал к Боярину Василью Васильевичу на двор Гетман Богдан Хмельницкий, а с ним приехали писарь Иван Виговский, да Переяславский Полковник Павел Тетеря.
И Боярин Василий Васильевич с товарищи говорили Гетману: присланы они от Великого Государя, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея России Самодержца и многих Государств Государя и Обладателя, с Его Государевым милостивым полным указом, по его, Гетманову, челобитью и всего войска Запорожского, и чтоб завтре, Генваря в 8 день, ему, Гетману, Государеву Грамоту подать, и Государев милостивый указ сказать на съезжем дворе; а подав бы Государеву грамоту, и сказав Государев милостивый указ, тогож дни итти в церковь и учинить ему, Гетману, и Полковником, и иным начальникам, и всяким людям веру, как им быти под Государевою высокою рукою.
И Гетман говорил, что Великому Государю, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всея Русии Самодержцу, они, со всем войском Запорожским, служити и прямити во всем душами своими ради, и головы свои за Государское многолетное здоровье складивать, и веру ему, Государю, учинити, Генваря в 8 день, и во всем по его Государеве воле быти готовы; а завтра де рано Полковники все будут у него, и он де, с ними поговоря, будет на съезжий двор, и, выслушав Государеву Грамоту и Государев милостивый указ, поговорить ему будет с Полковники, а поговоря с Полковники и с начальными людьми, итти в Соборную церковь и учинити Государю верю.
Да Гетман же и писарь Иван Виговский говорили: милость де Божия над нами, якоже древле при Великом Князе Владимире, так же и ныне сродник их Великий Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея России Самодержец, призрил на свою Государеву отчину—Киев и на всю малую Русь милостью своею; яко орел прикрывает гнездо свое, тако и он Государь изволил нас принять под свою Царского Величества высокую руку, а Киев и вся малая Русь вечное их Государского Величества, а мы де все Великому Государю, Его Царскому Величеству, служить и прямить во всем душами своими, и головы свои за Его Государское многолетное здоровье складивать ради.
А о том о всем писано к Государю, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу всея России с Парфеньем Тоболиным Генваря в 8 число, с утра рано.
И тогож числа от Гетмана Богдана Хмельницкого приходил писарь Иван Виговский и сказывал Боярину Василью Васильевичу с товарищи: была де у Гетмана тайная Рада с Полковники, и с Судьями, и с Войсковыми Ясаулы,—и Полковники де, и Судьи, и Ясаулы под Государеву высокую руку подклонилися.
И по тайной Раде, которую Гетман имел с Полковники своими с утра тогож дни, во вторый час дни бито в барабан, с час времяни, на собрание всего народа слишать совет о деле, хотящем совершиться.
И как собралося великое множество всяких чинов людей, учинили круг пространный про Гетмана и про Полковников, а потом и сам Гетман вышел под бунчюком, а с ним Судья и Ясаулы, писарь и все Полковники, и стал Гетман посреди круга, а Ясаул Войсковой велел всем молчать; потом, как умолкли, начал речь Гетман ко всему народу говорить:
Панове Полковники, Ясаулы, Сотники и все войско Запорожское, и вси православнии Християне! ведомо то вам всем, как нас Бог свободил из рук врагов, гонящих церковь Божию и озлобляющих все Христианство нашего православия Восточного, что уже шесть лет живем без Государя в нашей
земли в безпрестанных бранях и кровопролитиях с гонители н враги нашими, хотящими искоренити церковь Божию, дабы имя Руское не помянулось в земли нашей, что уже вельми нам всем докучило, и видим, что нельзя нам жити боле без Царя; для того ныне сбрали есмя Раду, явную всему народу, чтоб есте себе с нами обрали Государя из четырех, которого вы хощете; первый Царь есть Турский, который многажды чрез послов своих призывал нас под свою область; вторый Хан Крымский; третий Король Польский, который, будет сами похочем, и теперь нас еще в прежнюю ласку принять может; четвертый есть Православный Великия России Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея России Самодержец Восточный, которого мы уже шесть лет безпрестанными молении нашими себе просим; тут которого хотите избирайте. Царь Турский есть бусурман; всем вам ведомо, как братии наши, православнии християне, Греки беду терпят, и в каком суть от безбожных утеснении; Кримской Хан тоже бусурман, которого мы по нужди и в дружбу принявши, каковыя нестерпимыя беды приняли есмя! Какое пленение, какое нещадное пролитие крови християнския от Польских Панов утеснения, никому вам сказывать не надобет; сами вы все ведаете, что лучше жида и пса, нежели християнина, брата нашего, почитали. А православный християнский Великий Государь, Царь Восточный, есть с нами единаго благочестия Греческаго закона, единаго исповедания, едино есми тело церкви православием Великия России, главу имуще Иисуса Христа.
Той Великий Государь, Царь християнский, сжалившися над нестерпимым озлоблением православныя церкви в нашей малой России, шестьлетных наших молений безпрестанных не презривши, теперь милостивое свое Царское сердце и нам склонивши, своих великих ближних людей к нам с Царскою милостыо своею прислати изволил, которого естьли со усердием возлюбим, кроме Его Царския высокия руки благотишнейшего пристанища не обрящем; а будет кто с нами не согласует теперь, куды хочет, вольная дорога. К сим словам весь народ возопил: волим под Царя Восточного, православного, крепкою рукою в нашей благочестивой вере умирати, нежели не навистнику Христову, поганину, достати.
Потом Полковник Преясловский Тетеря, ходячи в кругу на все стороны, спрашивал: вси ли тако соизволяете рекли весь народ: вси единодушно;
потом Гетман молыл: буди тако, да Господь Бог наш сукрепит под Его Царскою крепкою рукою; а народ по нем вси единогласно возопили: Боже! утверди, Боже! укрепи, чтоб есми во веки все едино были.
И после того писарь Иван Виговский, пришедши, говорил: что де козаки и мещане все под Государеву высокую руку подклонились.
И Генваря в 8 число Гетман Богдан Хмельницкий и писарь Иван Виговский, и Обозничей, и Судьи, и Полковники и Ясаулы войсковые, и Сотники, и Атаманы у Боярина Василья Васильевича Батурлина с товарищи на съезжем дворе были.
И Боярин Василий Васильевич говорил Гетману Богдану Хмельницкому речь: А молыл: Божиею милостию Великий Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея России Самодержец, и многих государств Государь и Обладатель, прислал к тебе, Богдану Хмельницкому, Гетману войска Запорожского и ко всему войску Запорожскому свою Царского Величества Грамоту.
И тое Государеву Грамоту ему отдав; а как Государеву Грамоту Боярин Василий Васильевич Гетману отдал, и тое Государеву Грамоту Гетман принял с великою радостию; а приняв Государеву Грамоту, поцеловал и, распечатав, отдал писарю Ивану Виговскому, и велел ему вычесть при всех войска Запорожского начальных и всяких людей в слух, и тое Государеву Грамоту писарь Иван Виговский чол всем людем явно; и выслушав Государеву Грамоту Гетман, и Полковники и всяких чинов люди, Государской милости обрадовались, и говорил Гетман: что Великому Государю, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всея России Самодержцу, он, Гетман Богдан Хмельницкий, со всем войском Запорожским служити и прямити вседушно, и за Государское многолетное здоровье головы складивать ради, и верю Государю учинити, и во всем по Ево, Государеве воле, быть готовы.» И Боярин Василий Васильевич молыл: Божиею милостию Великий Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея России Самодержец, и многих государств Государь и Обладатель жалует тебя, Гетмана Богдана Хмельницкого, и Полковников, и все войско Запорожское православныя христианския веры, велел вас спросить о здоровье.
Да как Гетман и Полковники на Государеве милости, что их пожаловал о здоровьи, велел спросить, челом ударили и про Государево, Царево и Великого Князя Алексея Михайловича всея России здоровье спросили.
И Боярин Василий Васильевич молыл: Как мы поехали от Великого Государя нашего, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея России Самодержца, от Его Царского Величества, и Великий Государь наш, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея России Самодержец, и многих государств Государь и Обладатель, на своих великих и преславных государствах Российского Царствия дал Бог в добром здоровье.

А после того говорил Гетману:
Божиею милостию Великий Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея России Самодержец, и многих государств Государь и Обладатель, велел тебе говорить:
В прошлых годех и по нынешней по 162 год присылали к Великому Государю нашему, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всеа России Самодержцу, и многих государств Государю и Обладателю, к Его Царскому Величеству, ты, Богдан Хмельницкий, Гетман войска Запорожского, и все войско Запорожское бить челом: что Паны, Рада и вся Речь Посполитая на православную християнскую веру Греческого закону и на святыя Божия восточныя церкви возстали, и гонение учинили большое, и от истинной християнской веры, в которой вы издавна живете, учали вас отлучать и неволить к своей Римской вере, и в иных местех, в Коруне и в Литве благочестивыя цсркви запечатали, а в иных местах учинили Унию, и всякия над вами гонение, и поругание, и злости на християнския чинили, а после того и помирясь с вами сперва под Зборовом, а после под Белой церковию, на правде своей не устояли, и церкви Божии, которыя в договоре написаны были отдати из Унии, не отдали, а которыя немногия и отданы были, и те оборочены опять под Унию; и хотя православную христианскую веру искоренити и святыя Божия цсркви до конца разорити, войска свои на вас собрали и многис городы и места, и в тех городех и местех святыя Божии церкви осквернили, и поругали, и разорили, и православных християн духовного и мирского чину многих невинно замучили, и всякое злое поругание чинили; и вы, не хотя благочестивыя християнския веры отбыть и святых Божиих церквей в разорении видеть, по неволе призвав к себе на помощь Крымского Хана с Ордою, учали за православную християнскую веру и за святыя Божии церкви против их стоить, а у Великого Государя нашего, у Его Царского Величества, милости просите, чтоб Всликий Государь наш, Его Царское Величество, православныя Християнския веры искоренить и святых Божиих церквей разорить гонителем вашим и клятвопреступником не дал, и над вами умилосердился, велел вас, тебя, Гетмана и все войско Запорожское, приняти под свою Царского Величества высокую руку с городами и землями; а вы Великому Государю нашему, Его Царскому Величеству, служить и за его Государскос здоровье против всякого неприятеля хотите стоять во веки.

И по Указу Великого Государя нашего, Его Царского Величества, приказывано к вам, к тебе, Гетману Богдану Хмельницкому, и ко всему войску Запорожскому, что у Великого Государя нашего, у Его Царского Величества, с Яном Казимиром, Королем Польским и Великим Князем Литовским вечное докончанье, и Великому Государю нашему, Его Царскому Величеству, Государю Христианскому, без причины вечного докончанья нарушать было не мочно; а которыя неправды учинились с Королевския стороны с нарушеню вечного докончанья, и Великий Государь наш, Его Царское Величество, ожидает о том с Королевския стороны по договору исправленья; а будет Король и Паны Рада по договору исправленья не учинят, и Великий Государь наш, Его Царское Величество, терпети им не будет, и за их неправды учнет против их стоять; а ему Гетману и всему войску Запорожскому велит свой Царского, Величества милостивый указ учинить.
И вы, Богдан Хмельницкий, Гетман войска Запорожского, и все войско Запорожское Великому Государю нашему, Царскому Величеству, били челом: будет Его Царскому Величеству под свою Государеву высокую руку приняти вас не мочно, и Царское-б Величество, для православныя христианския веры и святых Божиих церквей, в вас вступился, и велел вас с Королем, с Паны Рады помириты чрез своих Государевых великих Послов, чтоб вам тот мир был надежен, а собою вы с ними миритца не хотите, потому что поляки в правде своей не стоят.

И по Указу Великого Государя нашего, Его Царского Величества, и по вашему челобитью, посыланы в Польшу к Яну Казимиру Королю Его Государевы великие и полномочные Послы: Боярин и Наместник Великопермский Князь Борис Александрович Репнин-Оболенский с товарищи, а велено Королю и Паном Раде о том миру и о посредстве его говорити накрепко.
И те Царского Величества великие Послы в ответех Панов Раде говорили: чтоб Король и Паны Рада то междоусобие успокоили, и с вами помирились, и православную христианскую веру Греческого закона не гонили, и церквей Божиих не отнимали, и неволи вам ни в чем не чинили, а учинили-б мир по Зборовскому договору, и которыя церкви оборочены под Унею, и теб церкви отдали вам назад; и будет Король и Паны Рада, то учинять с вами помирятца, и в вере вам вперед неволи чинить не учнут, и церкви Божии отдадут вам по прежнему, и Великий Государь наш, Его Царско Величество, для православныя христианския веры и святых Божиих церквей Королевскому Величеству такую поступку учинит тем людем, которые в Его Государском именованье в прописке объяснились и достойны были смертныя казне, те их вины велит им отдать. Да теже Царского Величества великие Послы говорили: как Ян Казимер Король обран на королевство, и он духовного и мирского чину людем присягал на том, чтоб ему меж ранствующими в вере Христианской людьми остерегати, и защищати, и никакими мерами для веры самому не теснити, и никого на то не допущати.
А будет он тое своей присяги на здержит, и он подданных своих от всякия верности и послушания чинить свободными, и разрешения о той клятве своей ни у кого просити не будет и не примет, и он, Ян Казимер, Король, не только что православную Христианскую веру и не оберегал и защищал, но и гонение злое учинил, чего ни на которую и на еретичсскую веру не чинят, и потому по всему он клятву свою, на чем присягал, преступил а подданных своих, вас православных Христиан, тем от подданства учинил свободными; и он Казимер Король и Паны Рада то все поставили ни во что, и в миру и в посредстве отказали, и хотят православную Христианскуго веру искоренити, и церкви Божия разорити, пошли на вас войною при них-же великих Послех, а их Послов отпустили без дела.
И Великий Государь наш, Его Царское Величество, видя с Королевския стороны такия неисправленья и досады, и вечному докончанью нарушенья, и на православную Христианскую веру, и на святыя Божии церкви гонение, и не хотя того слышать, чтоб вам, единоверным православным христианом, в конечном разорении и церквам благочестивым в запустении, и в поругании от Латинов быти, под свою высокую руку вас, Гетмана Богдана Хмельницкого и все войско Запорожское с городами и с землями, от Королевского подданства преступлением присяги Его, свободных, приняти велел, и помощь вам на кривоприсяжцов и на хотящих разорити Християнскую веру Государевыми ратными людьми чинити велел; и тыб, Гетман Богдан Хмельницкий и все войско Запорожское, видя к себе Великого Государя нашего, Его Царского Величества, милость и жалованье, ему, Государю, служили и всякого добра хотели, и на Его Царского Величества милость были надежны; а Великий Государь наш, Его Царское Величество, учнет вас, тебя Гетмана и все войско Запорожское, держать в своей Царского Величества милости, и от недругов ваших в оборони и в защищенье.
И выслушав речь, Гетман и всяких чинов люди на Государской милости били челом. Из съезжего двора Гетман поехал к Соборной церкви Успения Пресвятыя Богородицы с Боярином с Василием Васильевичем с товарищи в карете, а Казанский Преображенский Архимандрит Прохор, и Рожественский Протопоп Андриян, и священницы и дьяконы, которые по Государеву Указу посланы с ними, пришли за спасовым образом в Соборную церковь наперед их.
А как Боярин Василий Васильевич и Гетман Богдан Хмельницкий пришли к с Соборнной церкви, и Переяславский протопоп Григорий, и всех церквей священницы и дьяконы встретили их у паперти со кресты и с кадилы в ризах и пели: буди имя Господне благословенно от ныне и до века. А как вошли в церковь и архимандрит Прохор, и Протопоп Адриян, и Переяславский протопоп Григорий со всем освященным собором, облачась в ризы, хотели начати обещание к вере по чиновной книге, какова от Государя прислана к ним; и Гетман Богдан Хмельницкий говорил им: чтоб им, Боярину Василью Васильевичу с товарищи, учинити веру за Государя, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всеа России, чтоб ему, Государю, их Гетмана Богдана Хмельницкого и все войско Запорожское Польскому Королю не выдавать, и за них стоять, и вольностей не нарушать, и кто был Шляхтич, или козак и мещанин, и кто в каком чину наперед сего и какия маетности у себя имел, и томуб всему быть по прежнему, и пожаловал-бы Великий Государь, велел им дать на их маетности свои Государевы Грамоты. И Боярин Василий Васильевич с товарищи Гетману говорил: что в Московском Государстве прежним Великим Государем нашим, Царем и Великим Князем всея Руси, веру чинили их Государские подданные, также и Великому Государю нашему, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всея Руси Самодержцу, всем Государством они веру чинят на том, что им Великому Государю нашему служить, и радеть и прямить, и всякаго добра хотеть, а того что за Великого Государя веру учинити, николи не бывало и впред не будет, и ему, Гетману, и говорить было о том непристойно, потому что всякой подданный повинен веру дать своему Государю. И они-б, Гетман и все войско Запорожское как начали Великому Государю служить и о чем били челом, так-бы и совершили, и верно Великому Государю дали по Евангельской заповеди без всякаго сумнения; а Великий Государь учнет их держать в своем Государском милостивом жалованьи и в призренье, и от недругов их во оборони и в защищенье, и вольностей у них не отымает, и маетностями их, чем кто владеет, Великий Государь их пожалует, велит им владеть по прежнему.
И Гетман, Богдан Хмельницкий, говорил им: что он о том поговорит с Полковники и со всеми людьми, которые ныне при нем Гетмане. И вышед из церкви пошел на двор к Переяславскому Полковнику к Павлу Тетере, и говорил о том с Полковники и со всеми людьми многое время, а они стояли в церкве; и из двора прислал в церковь в ним Полковников: Переяславского Павла Тетерю, да Миргородского Григория Сахновича; а пришед к ним Полковники, говорили теж речи: чтоб им учинить веру за Государя.
И Боярин Василий Васильевич с товарищи по томуж говорили: то непристойное дело, что за Государя им веру чинить николи того не повелось, что за них Государей подданным веру давать, а дают веру Государю подданные.
И Полковники говорили: что Польские Короли подданным своим всегда присягают.
И Боярин Василий Васильевич с товарищи говорили Полковником: что Польские Короли подданным своим чинят присягу, и того в образец ставить непристойно, потому что те Короли неверные и не Самодержавцы, а на чем и присягают и на том николи в правде своей не стоят; а у прежних Великих Великих Государей, благочестивых Царей и Великих Князей, всея России Самодержцов, также и у Великого Государя, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея России Самодержца, того николи не бывало, что за них, Великих Государей, давать вера. А присланы от Великого Государя они, Боярин Василий Васильевич с товарищи к нему, Гетману, и ко всему войску Запорожскому с Государским милостивым словом; и как Государево милостиво слово Боярин Василий Васильевич с товарищи на съезжем дворе Гетману и им сказали, и они Государской милости обрадовався, пошли в церковь и таких непристойных речей не говорили, да и топере было Гетману и им, Полковником, говорить о том непристойно,потому что Государскос слово пременно не бывает.
И Полковники говорили им, Боярину Василию Васильевичу с товарищи:
Гетман де и мы в том верим, только де козаки не верят, а хотят того, чтоб они им дали веру. И Боярин Василий Васильевич говорил Полковником: что Великий Государь наш, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея России Самодержец, для православныя Християнския веры и святых Божиих церквей, изволил их принять под свою Государеву высокую руку по их челобитью, и им было Его Государская милость надобно помнить, и Великому Государю служить и радеть, и всякого добра хотеть, и чтоб все войско Запорожское к вере привести; а которые будут незнающие люди такия непристойныя речи, которыя к таковому великому делу непристойны, и говорят, и им было надобно Великому Государю службу свою показать, и таких не знающих людей от таких слов унимать. И Полковники с тем прошли от них к Гетману.
И после того пришли в церковь Гетман Богдан Хмельницкий и писарь Иван Виговский, а с ними Полковники, и Сотники, и Ясаулы, и Атаманы и Козаки и говорили Боярину Василию Васильевичу с товарищи Гетман и Писарь Иван Виговский и Полковники: что они во всем покладываются на Государеву милость, и веру, по Евангельской заповеди, Великому Государю вседушно учинить готовы, и за Государское многолетное здоровье головы складывать рады; а о своих делех учнут они, Гетман и все войско Запорожское, бить челом Великому Государю.
И тогож числа, Божиею милостию, и Пречистыя Богородицы помощию, и заступлением Великих Чудотворцов Петра, Алексия и Ионы и Филиппа, Московских и всея России, и всех святых и Великого Государя, Князя Алексея Михайловича, всея России Самодержца, счастием, Боярин Василий Васильевич Бутурлин с товарищи Гетмана Богдана Хмельницкого и Писаря Ивана Виговского, и Обозничего, и Судей, и Ясаулов войсковых, и Полковников и все войско Запорожское под Государеву высокую руку привели, и Гетман Богдан Хмельницкий, Писарь Иван Виговский и Обозничей, и Судьи, и Ясаулы войсковые, и Полковники верю Государю учинили на том, что быти им с землями и с городами под Государевою высокою рукою на веки неотступным. А приводил в вере по чиновной книге Архимандрит Прохор. Обещание к вере Гетман, и Писарь, и Полковники, и иные приказные люди говорили со слезами, и Великому Государю, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всея России Самодержцу, и Государине, Благоверной Царице и Великой Княгине Марьи Ильичне, и Благоверным Царевнам и Их Государским детям, которых Им Государем впред Бог даст, обещалися служити, и прямити, и добра хотети и во всем быти по Государеве воле, безо всякого сомнения, как о том в обещанье написано. А как Государю, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу всея России, Гетман Богдан Хмельницкий, и писарь, и Полковники веру дали, и в то время в Соборной церкве на омбоне кликал многолетье Государю Благовещенский дьякон Алексей; а как Государю многолетие кликал, и в те поры было в церкви всенародное множество мужеского и женского полу, и ото многия радости плакали, что сподобил Господь Бог быти им всем под Государскою высокою рукою.
И учиня веру Гетман от Соборной церкви ехал с Боярином с Васильем Васильевичем с товарищи в карете на съезжий двор, а Полковники и всякие люди шли пеши.
А как приехали на съезжий двор, и по Государеву, Цареву и Великого Князя Алексея Михайловича всея Руссии Указу, Его Государево жалованье Боярин Василий Васильевич с товарищи ему, Гетману Богдану Хмельницкому, знамя, и булаву, и ферезею и шапку и соболи дали; а в которое время что дать довелось, и Боярин Василий Васильевич говорил Гетману речь противу Государсву указу. Сперва, как начал объявляти знамя, и в те поры говорил речь: А молыл: Божиею милостию Великий Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея Русии Самодержец и многих Государств Государь и Обладатель, велел тебе, Гетману Богдану Хмельницкому, говорити: Известно есть се всем, яко ничто же без Божия смотрения в человецех делается, но вся Его смотрением строется: усмотре сие и наш Благоверный и Христолюбивый Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея России Самодержец и многих Государств Государь и Обладатель, яко и же ныне делается в вашей сей земле несмирной, Божиим смотрением делается и строется, иже по велицей своей милости от верных своих, в земли сей велиим гонением от отступников и иноверных насилуемых, промышляли тебе, благочестный Гетмане войска Запорожского, со благохотным воинством твоим к защищению церкве святыя и всех православных в сей земли сущих воздвиже, Его же милостию всесильною ты помогаем, покровом Пречистыя Богородицы покрываем, и поборением Святых Руских от православных укрепляем, до сего времени по православии крепко побораеши, победу над насилующими православным приемля, поразумевает же и се Благоверный Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всеа России Самодержец, яко всемилостивый Бог, хотяй воздвигнути рог християнский и сию землю, скиперт Благоворечного Государя нашего, Его Царского Величества, якоже во времена Благоверного Царя Владимера и прочих его наследников бысть, тако и ныне чрез ваше тщание соединити, смотрению Божию таковому повинувся, по твоему и всего твоего воинства желанию Царскую свою милость вам показует, и чрез нас, Его Пресветлого Царского Величества меня, Боярина с товарищи, сие знамение тебе, благочестивый Гетмане, дарует. На сем Царском своем знамении Царя царствующих, Всемилостивого Спаса, написанного в победу на враги, Пресвятую Богородицу в покров, и преподобных Печерских со святою Варварою, русских молитвенников, в ходатайство тебе и всему твоему православному воинству подавая, дабы Всемилостивый Спас наш, якоже иногда, яко повествует История о происхождении честного Креста, православному Царю Русскому и всем християнам даде на враги победу и мир дарова, тако и тебе со благочестивым воинством на врагов, церковь святую озлобляющих и православных утесняющих, дарует победу, да о имени их зде всяко колено гордых падет на землю, и враги православных прогонятся, а мир тем устроится сущим в гонении православных; и якоже Пречистая Богородица некогда верных, в Царе-граде покрывающих чудным своим покровом, враги на верных вооружившиеся, всесильным своим заступлением, от Иконы ея чюдотворныя бываемым, иные чудотворно изби, другие же со студом прогна: тако да и посреде полков ваших, в Царском сем знамении написана, носима вас от иноверных оружия покрывает, и победу на них даруя тебе, со всем православным воинством и со всеми верными соблюдет невредимых, и святии же Божии угодницы Руссии Антоний и Феодосий со святою Великомученицею Варварою, ея же святыя мощы, яко дар многоценен, ваша имать страна, якоже в начале православия в Русской сей земли сея мощи они же сами православне утверждаху, сице и ныне да будут скори тебе и всем помощницы, утверждающе мир православия, и знамение се Его Царского Величества да будет всем врагом вашим победы знамение страшное и ужасное в бранех.
А изговоря Боярин Василий Васильевич, отдал Гетману знамя.
А как отдал знамя, и, отдавая булаву, говорил: Иное паки державы своея Царския знамение булаву сию Благоверный и Христолюбивый Государь наш, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея России Самодержец, тебя жалуя, тебе посылает, да тою благополучно благочестивому воинству и всем людем начальствуюши, гордящихся на православие и непокоривых да тою тебе смирити; воинство же твое благочестивое, яко же до ныне добре устроевал еси, сице да и прочее время сим Пресветлыя Его Царския державы знамением, булавою, тако смотреливне управляти возможеши, яко да самое видение стройне управляемого от себе воинства вся враги, на вы возстающие и на благочестие, устрашает, и от вас прогоняет.
А отдав булаву, Боярин Василий Васильевич говорил, отдавая одежду: К сему Благочестивый Государь наш, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея Руссии Самодержец, орла носяй печать, яко орел покрыти гнездо свое, и на птенца своя, вожделе град Киев с прочими грады, Царского своего орла некогда гнездо сущий, хотяй милостию своею Государскою покрыти, с ним же и птенца своя верныя, некогда под благочестивых Царей державою сущия, в защищение свое прияти, в знамении таковыя своея Царския милости тебе одежду сию дарует, сею показуя, яко всегда непременною своею Государскою милостию тебе же и всех православных, под Его Пресветлую Царскую державу покланяющихся, изволи покрываты; и ты же да сию от Царскаго Его Величества прием, твою начатую службу, к Царской Его державе и к защищению православных, теплою ризою сею одеваяся, согреваеши, яко да раждежен ревностно о вере православной и о Царского Его Величества державе на враги побораеши.
А как отдав одежду, и, отдавая шапку, говорил: Главе твоей, от Бога высоким умом вразумленной, и промысл благородный о православия защищении смысляющей, сию шапку Пресветлое Царское Величество в покрытие дарует, да Бог здраву главу твою соблюдая, всяцем разумом ко благому воинства преславного строению вразумляет, яко да тя, Гетмане, имуще вернии и тобою смысленно управляеми, врагов ногами попирати и безумне гордых умной главе твоей покоряти возмогут. Сие убо Своего Царского Величества жалованье Благоверный Государь наш, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея России Самодержец тебе даруя нами и всякого благопоспешия и на враги одоления благоприветствуя, хощет, да в своем обещании к Царской Его державе и вере непременней пребывающе, ту умную свою главу к Его Царской милости подклоняя, твердую и нерушимую верность свою со всем воинством своим и всеми християны соблюдеши, яко да и Царское Его Величество вашим реченьем возбуждаем, большую к тебе и всем твоим милость свою Царскую простирати возможет.
А Писарю Ивану Виговскому, и Полковником, и Ясаулом, и Обозничему, которые в то время были, Государево жалованье раздали против Государева указу; а Государево жалованье Гетман и писарь, и Полковники, и Обозничей, и Судьи, и Ясаулы Войсковые и Сотники приняли с радостию, и на Государеве жалованье били челом. И от съезжего двора Гетман Богдан Хмельницкий и до своего двора Государево жалованье — знамя велел вести пред собою развертев, а сам шел за знаменем в Государеве жалованье — в ферезее в шапке с булавою пеш, а Писари, и Полковники, и всякие многие люди шли за ним потому же до двора пеши.
А веру Государю учинили с Гетманом и Писарем Судьи, и Ясаулы Войсковые, и Обозничей, да Полковники.
А Генваря в 9 день Боярин Василий Васильевич с товарищи были в Соборной же церкви, и Архимандрит со всем освященным Собором приводили к вере Сотников, и Ясаулов, и писарей, и козаков, и мещан; а достальных Полковников, и иных начальных людей и козаков, которые в Переясловле излучились, и мещан и всяких чинов людей к вере привелиж; а сколько человек и кто имяны к вере приведены, и то писано в книгах подлинно.


I I.
Жалованная Грамота.


Божиею милостию Мы, Великий Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея Великия и Малыя России Самодержец, Московский, Киевский, Владимирский, Новгородский, Царь Казанский, Царь Астраханский, Царь Смоленский, Государь Псковский и Великий Князь Тверский, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и иных Государь и Великий Князь Нова-города Низовския земли, Черниговский, Рязанский, Ростовский, Ярославский, Белозерский, Удорский, Обдорский, Кондинския и всея Северныя страны Повелитель, и Государь Иверския земли, Карталинских и Грузинских Царей и Кабардинския земли, Черкаских и Горских Князей и иным многим Государствам и Землям Восточным, и Западным, и Северным Отчич и Дедич, и Наследник, и Государь и Обладатель, пожаловали есмы наших Царского Величества подданных Богдана Хмельницкого, Гетмана войска Запорожского, и писаря Ивана Виговскаго, и Судей Войсковых, и Ясаулов, и Сотников, и все войско Запорожское, что в нынешнем в 162 году, как по милости Божии учинилиоь под нашею Государскою высокою рукою он Гетман Богдан Хмельницкий и все войско Запорожское и верю Нам, Великому Государю, и нашим Государским детям и наследникам на вечное подданство учинили, и в Марте месяце присылали к Нам, Великому Государю, к Нашему Царскому, Величеству, он Богдан Хмельницкий и все войско Запорожское посланников своих: Самойла Богданова, Судью Войскового, да Павла Тетерю, Полковника Переясловского, а в листу своем к Нам, Великому Государю, к Нашему Царскому Величеству, Гетман писал и посланники его били челом, чтоб Нам, Великому Государю, его Гетмана Хмельницкого и все войско Запорожское пожаловати, велети прежния их права и вольности войсковыя, как издавна бывали при Великих Князех Русских и при Королех Польских, что суживались и вольности свои имели в добрах и в судах, и чтобы в те их войсковые суды никто не вступался, но от своих бы старших судились, подтвердити и прежних бы их прав, каковы даны духовного и мирского чину людем от Великих Князей Русских и от Королей Польских не нарушить, и на те-б их правы дати Нашу Государскую жалованную Грамоту за Нашею Государскою печатью, и чтоб числа войска Запорожского списковыя учинить 60,000, а былоб то число всегда полно; а будет, судом Божиим, смерть случится Гетману, и Нам бы Великому Государю поволить войску Запорожскому, по прежнему обычаю, сам меж себя Гетмана обирати, а кого оберут, и про то Нам, Великому Государю, объявляти; имений козацких и земель, которые имеют для пожитку, чтоб у них отнимать не велети, также бы и вдов, после козаков осталых, дети повольности имети, как деды и отцы их. И Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество, подданного нашего Богдана Хмельницкого, Гетмана войска Запорожского, и все Нашего Царского Величества войско Запорожское пожаловали, велели им быть под нашею Царского Величества высокую руку по прежним им правам и привилиам, каковы им даны от Королей Польских и от Великих Князей Литовских, и тех их прав и вольностей нерушивать ничем не велели, и судитись им велели от своих Старшин, по своим прежним правам; а число войска Запорожского указалы есмы, по их же челобитью, учинити. Спискового шестьдесят тысяч всегда полное; а будет, судом Божиим, смерть случится Гетману, и Мы, Великий Государь, поволили войску Запорожскому обирати Гетмана по прежним их обычаям самим меж себя, а кого Гетмана оберут, и о том писати к Нам, Великому Государю, да томуж новообранному Гетману на подданство и на верность веру Нам, Великому Государю, учинити, при ком Мы; Великий Государь, укажем; также и имений козацких и земель, которыя они имеют для пожитку, отнимати у них и вдов, после козаков осталых, у детей не велели а быти им за ними по прежнему. И по нашему Царского Величества жалованью нашим Царского Величества поданным Богдану Хмельницкому, Гетману войска Запорожского и всему Нашему Царского Величества войску Запорожскому быть под Нашею, Царского Величества, высокою рукою, по своим прежним правилам и привилиям и по всем статьям, которыя писаны выше сего, и Нам, Великому Государю, и Сыну нашему, Государю, Царевичу Князю Алексею Алексеевичу и наследникам Нашим служити и прямити и всякого добра хотети, и наших Государских неприятелей, где наше Государское повеленье будет, ходити и с ними битись, и во всем быть в нашей Государской воле и послушанье на веки; а о которых и о иных статьях Нам, Великому Государю, Нашему Царскому Величеству, те выше имянованные посланники Самойло и Павел именем Богдана Хмельницкого, Гетмана войска Запорожскаго, и всего Нашего Царского Величества войска Запорожского били челом и подали Нашим Царского Величества ближним Бояром: Боярину и Наместнику Казанскому Князю Алексею Никитичу Трубецкому, Боярину и Наместнику Тверскому, Василью Васильевичу Бутурлину, Окольничему и Наместнику Каширскому, Петру Петровичу Головину, Думному Дьяку Алмазу Иванову, статьи, и Мы, Великий Государь, тех статей выслушали милостиво, и что на которую статью Наше Царского Величества изволение, и то велели подписать под теми-ж статьями, да те статьи, с Нашим Царского Величества указом, велели дать тем-же Посланникам Самойлу и Павлу, и хотим его, Гетмана, Богдана Хмельницкого и все войско Запорожское держать в Нашем Царского Величества милостивом жалованье и призренье, и им бы на Нашу Государскую милость быть надежным. Дана сия Наша Государского Величества жалованная грамота, за Нашею Государственною печатью в Нашем Царствующем граде Москве, лета от создания мира 7162, (1654), месяца Марта 27 дня.
Подпись Думного Дьяка Алмаза Иванова. Писана на хартии, кайма без фигур, Богословие и Государево имя писано золотом.

I I I.
Жалованная грамота.


После титула.
Пожаловали есмы Нашия Царского Величества отчины Малыя России жителей, людей стану Шляхетского, что в нынешнем в 162 году, как по милости Божией учинились под Нашею Государскою высокою рукою Гетман Богдан Хмельницкий, и все войско Запорожское, и вся Малая Русь, и веру Нам, Великому Государю, и Нашим Государским детям и наследникам на вечное подданство учинили, и в Марте месяце прислали. к Нам, Великому Государю, к Нашему Царскому Величеству, он, Гетман Богдан Хмельницкий и все войско Запорожское посланников своих: Самойла Богданова, судью Войскового, да Павла Тетерю, полковника Переяславского, чтоб Нам, Великому Государю, его Гетмана Богдана Хмельницкого и все войско Запорожское пожаловати, позволити Шляхте благочестивой христианской веры, которые в Малой России обретаются, и верю нам, Великому Государю, на подданство учинили, быти при своих Шляхетских вольностях, и правах, и привилиях, и старших себе на уряды судовые выбрати меж себя, и добра свои имети свободно, также как и наперед того при Королех Польских бывало, и суды-б земские и городские отправляти чрез тех урядников, которых они сами меж себя оберут; и Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество для челобитья подданного Нашего Богдана Хмельницкого, Гетмана войска Запорожского, и всего Нашего Царского Величества войска Запорожского Шляхты, которые пребывают в Нашей Царского Величества отчине в Малой России, велели быть под Нашею Царского Величества высокою рукою, по прежним их правам и привилиям, каковы даны им права и привилии и вольности от Королей Польских; а вольностей их Шляхетских ни в чем нарушивати не велим и старших им себе на уряды судовые, земские и градские выбирати меж себя самим, и маетностями своими владеть поволили, и судитись им меж себя по своим правам поволили; и по Нашему Царского Величества жалованью, Нашия Царскаго Величества отчины — Малыя России, жителем Шляхте быти под Нашею Царского Величества высокою рукою, по своим прежним правам и привилиям в вольностях Шляхетских свободно без всякия неволи во всем потому, как в сей Нашей Государской жалованной грамоте написано, и Нам, Великому Государю, и Сыну Нашему Государю, Царевичу и Великому Князю Алексею Алексеевичу, и наследником Нашим служити и всякого добра хотети, и на Нашихт Царского Величества неприятелей, где Наше Государское повеление будет, ходити, и с ними биться, и во всем быть в Нашей Государской воле и в послушанье на веки. А мы Великий Государь, учнем вас держать в Нашем Царского Величества милостивом жалованьи и в призреньи, и вам-бы на нашу Государскую милость быть надежным, без всякого сумненья. Дана сия наша Государская жалованная грамота в Нашем царствующем граде Москве, лета от создания мира 7162, (1654), месяца Марта 27 дня.
Подпись думного Дьяка Алмаза Иванова. Писана на хартии, против первыя грамоты.

IV.

Жалованная Грамота.


Божиею Милостию Мы, Великий Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея Великия и Малыя России Самодержец.
и проч. и проч. и проч.
Пожаловали есмы подданного Нашего Богдана Хмельницкого, Гетмана войска Запорожского, что в нынешнем в 162 году, как по милости Божии учинились под Нашею Государскою высокою рукою он, Гетман Богдан Хмельницкий, и все войско Запорожское, и вся Малая Русь, и веру Нам, Великому Государю, и Нашим Государским детям и наследникам на вечное подданство учинили, и бил челом Нам, Великому Государю, Нашему Царскому Величеству, он, Гетман Богдан Хмельницкий, что наперед сего от Королей Польских дано было войска Запорожского на Гетманскую булаву староство Чигиринскос, со всеми к нему принадлежностями, и чтоб Нам; Великому Государю, пожаловать тому староству Чигиринскому для всякого урядства велели быти при булаве Гетманской по прежнему: и Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество, Богдана Хмельницкого, Гетмана войска Запорожского, пожаловали староству Чигиринскому,со всеми принадлежностями, велели быти войска Запорожского при Гетманской булаве по прежним правам и привилиям ненарушимо, и по Нашему Царского Величества жалованью староству Чигиринскому со всеми принадлежностями быти войска Запорожского при Гетманской булаве по прежним правилам и привилиям и по сей нашей Государской грамоте безповоротно. Дана сия Наша Государская жалованная грамота в нашем Царствующем граде Москве, лета от создания мира 7162 (1654), месяца Марта 27 дня.
Писана на середней бумаге с каймою; подпись думного дьяка Алмаза Иванова; печать большая под кустодиею. Писал Тимофеев.

V.


Грамота Государя, Царя Алексея Михайловича, об отправлении в Малую Россию Ближнего Окольничего Хитрова для утверждения Виговского Гетманом.
Божиею милостию от Великого Государя, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца.
и проч. и проч. и проч.
Нашего Царского Величества войска Запорожского Обозному, Судьям, и Полковником, Ясаулом, Сотником, Атаманом, и Старшыне и всему войску Запорожскому, Наше Царского Величества милостивое слово; В нынешнем в 166 году, Ноября в 11 день, писали к Нам, Великому Государю, к Нашему Царскому Величеству, вы, войско Запорожское, с посланцы своими Корсунского полку с Ясаулом с Юрьем Миневским с товарищем, что вы, исполняя стародавныя права и вольности войсковыя, которыя по Нашей Царского Величества милости Вам данныя и Нашею Государскою жалованною грамотою утвержденныя по смерти бывшего Гетмана войска Запорожского Богдана Хмельницкого промеж себя советом и единогласием всего войска Запорожского обрали на Гетманство Ивана Виговского, и ныне ему за Радою всего войска все дела вручили, и Нашему Царскому Величеству бьете челом, чтоб Мы, Великий Государь, пожаловали, изволили того вашего обранного Гетмана Ивана Виговскаго подкрепить и утвердить Нашею Царского Величества жалованною грамотою; а вы, вы, Наше Царского Величества войско Запорожское и с преждереченным обранным Гетманом Нам, Великому Государю, Нашему Царскому Величеству, и Нашего Царского Величества Сыну, Благоверному Царевичу и Великому Князю Алексею Алексеевичу всея Великия и Малыя и Белыя России служить верно, и против неприятелей Наших стояти, и всякого добра хотети обещаетесь на веки, надежны будучи; чтоб и Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество, видя к Нам, Великому Государю, вашу прямую службу, при Нашей Царского Величества милости и при стародавних вольностях вас сохранити изволили. И мы, Великий Государь, Наше Царское Величество, по своему Государскому милосердому осмотрению, вас, Наших Царского Величества верных поданных, Православных Христиан, в Нашей Царского Величества милости и в Ваших вольностях по прежнему безо всякого умаленья непременно всегда держати будем, в том бы есте на Нашу Царского Величества милость были надежны; а на подтвержденье новобраннаго Гетмана и на войсковыя права и вольности, с Нашею Царского Величества жалованною грамотою и для Наших Царского

Величества дел, и при ком новобранному Гетману Нам, Великому Государю, Нашему Царскому Величеству, на верное подданство веру учинити послали Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество, к Гетману и к вам, всему войску Запорожскому, ближнего Окольничого Нашего и Оружейничего и Наместника Ржевского Богдана Матвеевича Хитрово с товарищи; и новообранной бы Гетман, видя к себе Нашу Царского Величества милость и жалованье, на верную подданственную службу, в том новообранном уряде, как о том имянно написано в Нашей Царского Величества жалованной грамоте, какова дана прежнему Гетману Богдану Хмелъницкому, веру при том Нашем Царского Величества Ближнем Окольничем и Оружейничем и Наместнике Ржевском, при Богдане Матвеевиче Хитром, с товарищи учинил; а посланников ваших Юрья Миневскаго, пожаловав Нашим Царского Величества жалованъем, велели отпустить к вам, не задержав. Писана в Нашем царствующем граде Москве, лета от создания миру 7166 (1657), месяца Ноября 30 дня.



<<<Назад |Вперед >>>


[ HOME ]

История Малой России Т.4
Фон Фон © ОУНБ Кiровоград 1998-2005 Webmaster: webmaster@library.kr.ua